Перейти на главную страницу сайта Феоктистова Александра Григорьевича
Персональный сайт
ФЕОКТИСТОВА
Александра
Григорьевича
RussianRUS EspanolESP

Новости

01.05. 2009.
Дао Аркада
Опубликован новый роман Дао Аркада. Это продолжение увлекательных приключений Аркада.
31.03. 2009.
Новый форум
Сегодня запущен новый форум. Теперь он многоязыковой. К сожалению пользователей и темы перенести со старого не удалось. Пожалуйста, зарегистируйтесь заново.
29.03. 2009.
Испанский сайт
Запущена испанская версия сайта. Вверху страницы появились языковые флажки.
01.06. 2007.
Стихи Анны Орловой
На странице стихов появились избранные стихи Анны Орловой.

Поиск



Rambler's Top100

Проза

Алекс Фаг

Дао Аркада

ГЛАВА 4

- Арк, посмотри на эти лучи. Видишь, они тянутся туда и туда за миллионы парсек. Значит,  перед нами  преломлятель лучей…подожди, вот, нашел, в вашем языке это линза.

- Волас, но что эта линза преломляет?

- Все что угодно. Любые излучения, любые поля – электронные, радиационные, гравитационные…Это означает, что перед нами объект, подобный нашей галактике, а может быть, и больше. А за ним еще более мощный объект. По этим излучениям можно предположить, что нас там ожидает. Кстати, у искусственного разума особые излучения и по ним  мы можем определить, есть ли он там и насколько он опасен для  Разума…

- Поэтому, Арк, когда мы выполним  проверочную  миссию  с этим племенем, как-нибудь  позже нам придется  попутешествовать за пределы нашей галактики…Видишь ту спираль, как твое племя ее называет? Андромеда? Вот в том направлении…

*   *   *

Некоторое время назад Волас вызвал Аркада в небольшое путешествие, когда тот наслаждался потоком ярких лучей искусственного солнца, качаясь в шезлонге около веранды своего дома.  После сытного обеда, приготовленного Анхел, и столь же сытного, но спокойного, не такого стремительного, как поглощение вкусной пищи, послеобеденного секса, Аркаду ничего не хотелось делать. Анхел возилась в  недавно созданном неподалеку от дома саду вместе со своим неразлучным помощником  Иксом.  Качаясь в шезлонге и высматривая мелькающий среди ветвей халат Анхел, Аркад  почувствовал вибрацию в своем мозгу.

- Арк, ты,  кажется,  дал обещание своему новому другу Лику помочь его племени?

Конечно же, это был Волас. Он всегда без предупреждения и в последнее время все более иронично вторгался во внутренний мир Аркада без всякого спроса. Но Аркад на это не обижался, поскольку понимал, что Волас его тревожит всегда только по делу. Причем часто по очень важному делу, к которому он, Аркад, теперь имеет такое же прямое отношение, как и его наставник. Когда Волас его беспокоит, то речь идет о защите разума.

- Что ты по этому поводу решил, может быть,  мы им поможем?  Или они сами справятся со своей проблемой? В конце концов, оба племени – гуманоиды, а не металлические монстры.

- Возможно,  ты и прав, Волас. Я действительно им обещал помочь.

- Арк, не соглашайся на выполнение обещанного так быстро. Ты должен делать только то, что ты считаешь нужным.  Как часто люди из твоего племени обещают и не выполняют! Добросовестные мучаются от того, что не могут выполнить обещанного. Но оно того не стоит. Слезливые болтуны из твоего племени возводят  выполнение обещанного в особый принцип, подчиняться которому они обязывают всех окружающих. Но как часто этот принцип ими же и нарушается, когда это касается их личных интересов! Усвой на будущее. Ты можешь обещать любому разумному существу что угодно, если того требуют обстоятельства. Но выполнять ты должен только необходимое  – защищать разум  независимо от обещанного.

 - Тогда к чему твои напоминания?

- Мне было интересно узнать твою реакцию.

- Ты ее мог бы узнать и не спрашивая.

- Да, это так. Но, общаясь с тобой и с прочими кислорододыша-щими из твоего племени, я заразился от вас некоторой болезнью,  которую вы называете юмором. И мне эта болезнь нравится. 

- Так  все же, в чем дело, Волас? Ради одной только иронии ты не стал бы меня беспокоить. Что-то все  же  нам  придется  предпринять?

- Ты прав. Мы пока оставим на время племя Ликов.  Пусть твои земляне сами с ними разберутся. Как я обнаружил, у представителей твоего вида есть  природные зачатки защиты от телепатии, как вы это называете. Их только надо развить, усилить и проблема с Ликами разрешится сама собой. По сути, они не агрессивны, они только защищаются. Есть другая маленькая  задача, возможно, связанная с монстрами. Непонятно, что творится в системе, которая расположена между системами Ликов и их  бывших поработителей. Давай вместе определимся, где это находится в представлениях твоей расы.

Перед внутренним взором Аркада  предстала звездная карта, в правом нижнем углу которой  появилось большое созвездие.

- Это созвездие племени Ликов. Ага, вы его называете созвездием Большого Пса. Теперь проведи прямую линию в левый верхний угол. Видишь, там малое созвездие, откуда появились поработители Ликов. Вы его называете…Малым Псом. Теперь остановись примерно посередине этой линии, видишь, где длинное вытянутое созвездие. Я не знаю, как вы его называете.

- Дай вспомнить, Волас, кажется,  его называют Единорогом.

- Это не имеет значения. По моим подозрениям, там либо находятся разрушители разума, либо они побывали там. Надо проверить. Если они все еще там, то потребуется и твоя помощь.

- Это ненадолго, не волнуйся, никуда твоя подружка не денется, -  в интонациях  Воласа  чувствовалась  веселость… Он мысленно проследил за взглядом  Аркада в гущу сада и потому понял неожиданное его волнение.

*   *   *

Уже  когда они  вместе были в Космосе,  Аркад принял мысль своего учителя.

-  Арк, смотри внимательно за этим течением…вы его называете «солнечным ветром». Обычное явление – это мощный поток микрочастиц, плавно войдя в который, мы можем без особых затрат нашей энергии попасть в ту область галактики, куда мы хотим. Но среди этого потока бывают особые течения. В некотором удалении от звезды, по твоим меркам это около 2,7 миллиона километров,  в определенной области возникают, возможно, завихрения звездного газа, которые толкают некоторые потоки назад, к звезде. Попасть в такой поток опасно даже для нас с тобой. Он может затянуть нас к звезде, а выбраться из ее силового поля - это настоящая проблема…

- Магнитные поля?

-  Возможно, вы их так называете…А кроме них  тебе еще придется столкнуться с удивительными сущностями…Насколько я знаю, исследователи моего племени так и не смогли их до конца понять…

- Что ты имеешь в виду, Волас?

- Как их описать на понятном для тебя  языке?  Я помню, мои соплеменники называли их «Пaут». Меня учили  быть осторожным с «пaут». Если недосмотришь, то они могут всосать тебя в себя и ты очутишься совсем в другой галактике, неизвестно где…Это сгустки пространства-времени…А, вот, я нашел в твоей памяти соответству-ющее понятие – туннель, труба, колодец… что-то подобное этому. Попадешь в такой туннель,  и уже ничего не поможет. Там даже для нас, племени защитников, слишком сильная энергия. Если бы я был верующим, как твои соплеменники, то я назвал бы эти сущности «проводниками богов».

- А почему ты их называешь сущностями? Мой язык подразумевает под этим саморазвивающиеся, самодостаточные, но не обяза-тельно живые системы. А ты мыслишь о них почти как о живых.

- А что есть, по-твоему, жизнь? Физическое тело вместе с разумом? Но мы сейчас с тобой вне физических тел. Так мы живые или не живые? Разум – еще один  вопрос. Он как-то, в какой-то оболочке  должен существовать. Но в какой?  Любой наш разум существует в пространственно-временных координатах, которые  могут быть выражены или представлены в какой угодно форме. Сейчас мы с тобой плывем в темной материи – так называют это межзвездное  пространство твои соплеменники, но что это, никто не знает. Используем для своего полета так называемую темную энергию, о которой тоже мало что известно.  Если будем  рассуждать далее в этом направлении, то мы должны будем  предположить  и следующее. А что, если  сущность «пространства-времени», о которой мы с тобой начали этот разговор,  не просто форма существования чего-либо во Вселенной, но сама по себе есть самодостаточное существо. Если так, то представь, что ты попал в ее канал, трубу, туннель, а она тебя, как чужеродное для себя существо, выбрасывает,  может быть, даже перед тем переварив тебя, через свой задний проход совсем в другое измерение…

*   *   *

-  Арк, скоро нам придется расстаться… - Волас несколько мгновений молчал, раздумывая, надо ли посылать эту мысль  Аркаду, а затем все же закончил. – Как выражают это твои соплеменники, я чувствую приближение конца моей миссии здесь, в этом рукаве нашей Галактики. Уже ничто не удерживает меня в этом мире…Ты знаешь, что это значит…

Аркад понимал. Он  почувствовал печальную ноту в мыслях друга. За все проведенное вместе время  Волас стал для него первым, и теперь уже, пожалуй, единственным другом во всей Вселенной. После того как Волас  обучил его всем тонкостям своего предназначения  - защищать разум, - никто из землян, из племени Аркада, уже не мог претендовать на его дружбу.

Это понятие, изобретенное земным разумом, предполагает открытость всех, в  том числе  глубинных, потаенных закоулков  души, которые в обычном человеческом общении всегда прячут от окружающих. Прячут, создавая вокруг них защитную крепостную стену из уловок, недомолвок и даже лжи.

Если партнер действительно друг, то для друга такая крепостная стена рушится, душа открывается нараспашку. Друга нельзя предать!  Неважно, каких идеологий вы придерживаетесь. Неважно, что вы занимаетесь разными, и может быть даже, взаимоисключающими делами. Друга нельзя променять на любовницу.

Иногда у некоторых человеческих  пар в жизни  так получается, что муж и жена становятся ко всему прочему еще и друзьями. Это редкое явление, но оно есть.

Говорят, друг никогда не подведет. Это значит, что для истинных друзей не существует таких надуманных людьми границ, как пол, возраст, национальность, партийность, убеждения, принципы, государство и т. п. вещи.

Любовь – это и  есть элемент дружбы или мимолетный и искрометный всплеск огромного дружеского чувства.

За все время, в течение которого Аркад общался с Воласом и одновременно у него обучался, он приобрел новые душевные качества, которые составляют характер Друга.

Но любое отношение не бывает односторонним. Насколько Волас повлиял на разум и душу Аркада, настолько же получилось и обратное влияние. Через Аркада  Волас  обогатил свой разум  элементами юмора и печали. Теперь он лучше стал понимать кислорододышащих, как он называл землян вначале. С временных позиций его жизни, когда тысячелетия проходят в одиночестве, когда возникает неодолимое желание смерти, которое,  однако,  невозможно реализовать, короткая жизнь племени Аркада представлялась ему не совсем ясно. Что можно успеть сделать за 70-100 оборотов этого куска тверди, называемой Землей,  вокруг ее  главной звезды? Каким должен быть Разум, развившийся за такой короткий временной промежуток? Разумом букашки?

Но общение с Аркадом показало Воласу, что этот разум может быть  могучим. Да, живущий недолго, но мощный. И потому у этого кратко живущего и сильного разума ярко выражена печаль. Да, люди умеют забавляться и бездарно тратить свои 60-70-100 лет. Но при этом у мыслящих преобладает чувство юмора  по отношению к своей жизни и печаль. Как это возможно?

Общаясь с Аркадом, Волас, сам того не желая, приобрел это качество человеческой души. Теперь уже у него появилась великая Печаль. Наконец-то, после стольких тысячелетий он нашел ученика, передал ему все навыки Защитника, исполнил все свои функции! Казалось бы, он должен радоваться, он выполнил предназначенное ему. Но он познакомился с иным разумом. В общении с Аркадом и его друзьями в нем  вновь проснулось желание жить. Желание, почти истлевшее в нем после выполнения своей миссии, вдруг стало превращаться из маленькой искорки в могучий огонь жизни, как  если бы в  эту стихию огня люди своими чувствами добавили  новую порцию горючего материала. Однако он понимал, что его срок вышел. Теперь он  знал, что такое Печаль!

Эти размышления, занявшие у Воласа наносекунды, не увели его,  однако,  от темы.

-  Арк, теперь, когда я узнал тебя, изучил твоих соплеменников, я чувствую многое из того, что чувствуют они. Но как это ни печально, мой срок истек. Может быть, мы с тобой еще порезвимся в какой-нибудь системе на прощание. Но дальше ты понесешь Эгиду разума один, без меня. До тех пор, пока твое внутреннее чувство не подскажет тебе, что пора искать ученика.

- Волас, сколько это по земным меркам?

- Мой уход должен состояться скоро. Хотя по меркам землян это еще долго - около  четырех тысяч оборотов твоей родной планеты вокруг ее  звезды, – в оттенках мыслей Воласа появились веселые нотки. – Это значит, что я еще успею увидеть твоих детей, Арк, и даже детей твоих детей… Не правда ли, это достаточно много для землян?!...

Юмор и печаль, печаль и юмор. Аркад почувствовал и то, и другое в мыслеобразах Воласа. И несколько мгновений не мог ответить ни на первое, ни на второе. Ступор, вызванный душевной болью, не позволил ему среагировать адекватно…

Последние слова Воласа означали приближение его конца, его смерть. По земным  меркам сам  процесс  приближения  Воласа к  такому  концу  означал   чуть ли не бесконечность. Но для него самого  это был достаточно скорый конец. Если бы Аркад  сейчас находился  в своем первом, земном облике,  от избытка чувств на его глаза навернулись бы слезы. Но и теперь он все еще не мог полностью избавиться от чувств. Он грустил. Аркад понимал, что их расставание будет окончательным. Он успел привязаться к Воласу, в  разуме  которого он  нашел  недостающие его  существу  струны и понимание Вселенной.

-   Мне осталось немного…по нашим меркам, – Аркад почувствовал в мысли Воласа оттенок грустной иронии. -  Но я еще успею повидать Вселенную… Свою миссию я выполнил и теперь у меня есть выбор – успокоиться и тихо уснуть или повидать еще кое-что и помочь кое-кому, если я буду в силах.

Поток мысли прекратился. Аркад уже было подумал, что Волас больше  ничего не передаст, но ошибся.
-  Знаешь, я кое-что перенял от твоих соплеменников и мне оно нравится, хотя это и несколько грустно. Видишь, я теперь даже не называю их кислорододышащими, как это было в начале нашего знакомства.

Аркад решил ответить.

– Волас, ведь по нашим меркам это еще очень долго…Мы могли бы вместе попутешествовать по нашему рукаву Галактики и поговорить о многом.  Ты еще  не все мне рассказал о своей истории и о твоем племени. Мы могли бы…- если бы Аркад был в земной оболочке, он при этой своей мысли задохнулся бы от избытка чувств.

Ответная мысль Воласа была окрашена печалью:

– Нет, Арк, и ты это знаешь. В одном обозримом пространстве не могут одновременно  достаточно долгое время  находиться и выполнять миссию два Защитника. Это противоречит нашей функции. И ты уже не ученик, а  Защитник, как и я. Может быть, где-то я найду себе еще ученика, но я уже утратил функцию его поиска. Так что в отведенное мне время это уже будет не исполнение предначертания, а  развлечение. Но я буду тебя помнить до своего  конца, так же как и ты будешь помнить своего ученика, когда придет твое время его поиска.

- Учитель, - впервые Аркад обратился к Воласу  так, почтительно, с глубоким уважением, - но ведь у нас еще есть некоторое время? Позволь проводить тебя хотя бы до Предела, – в мысли Аркада звучала мольба.

- Я  удовлетворен и спокоен именно потому, что ты предложил такую идею.  Именно этого я  и  ждал от тебя, но не решался навязать тебе  эту мысль. Что ж, в  оставшееся нам время мы поговорим о многом…

Две белые искорки света промелькнули в черноте окружающего  Солнечную систему космического пространства и исчезли…

*   *   *

ГЛАВА 5 

- Шеф, шеф! -  Ли Юнь,  обычно флегматичный и постоянно улыбающийся при общении, на этот раз не мог умерить поток своих  тревожных чувств.  Мирей, оторвавшись от своих записей,  с удивлением  посмотрел на своего помощника. Должно было произойти что-то экстраординарное, чтобы вывести Юня из равновесия. – Что случилось?

-  Позывной Аркада исчез!… Наш макроскоп его не принимает… - в голосе Юня чувствовалась неподдельная тревога. Да иначе и не могло быть. Вся их колония уже чуть ли не молилась на Аркада, как на своего бога-защитника, и вдруг его сигнал исчез. Не произошло ли с ним самое плохое?

-  Может быть, просто наш Улавливатель дает сбой? Ты проверил?

- Нет, макроскоп в порядке. Но он не фиксирует позывные Аркада, - с горечью в голосе ответил  Юнь. Я не представляю, что могло случиться. В нашем секторе космоса у него практически не могло быть врагов. Да и если бы таковые  появились, он со своим учителем справился бы с ними. Несчастный случай? С Аркадом? - Юнь покачал эту мысль и заключил: – С ним такого не может быть.

Мирей  удивленно и  вопросительно смотрел на своего помощника. Для него была неожиданностью такая экспансивность и разговорчивость Юня. Обычно китаец ограничивался двумя-тремя короткими фразами по существу дела, да еще постоянно улыбался. А сейчас он  выплеснул глубоко спрятанные  чувства наружу, да еще в такой многословной форме. Было чему удивиться. Значит, с Аркадом произошло что-то действительно серьезное.

К появлению Аркада на их базе Мирей, в отличие от прочих сотрудников астероида, отнесся спокойно. Он как будто и прежде ждал чего-то подобного. Он давно уже полагал, что должно произойти нечто, что даст землянам шанс. Иначе они вечно будут привязаны к своей планете. С появлением Аркада и его Голоса Мирей внутренне успокоился, как бы говоря себе: «я это предполагал». Но перспектива потерять появившийся для землян шанс – это даже его, флегматичного и молчаливого по натуре человека, вывело из равновесия.

- Свяжись с  шефом  и Альбертом. Брейли должен  быть в курсе, а Альберт, как бывший наставник Аркада, может, что-то знает? Но прежде поставь Улавливатель в режим автоматического поиска сигнала. Хотя нет, соединись с Брейли, сообщи им это, а потом мы вместе поищем.

Ли Юнь стал срочно готовить послание на астероид.

    -  Юнь, ты можешь найти Аркада, направив Улавливатель на ту область, - Мирей указал направление. – Аркад со своим наставником ищут возможную базу берсеркеров в нашей Галактике. А где она может находиться, как не на какой-либо похожей на Землю планете!  Планет такого типа много и  их трудно найти. Но наш  Улавливатель благодаря эффекту «гравитационной линзы» позволяет отыскать подобные планеты, – в отличие от всех остальных коллег, он продолжал называть макроскоп Улавливателем с большой буквы, поскольку  считал, что этот прибор действительно ловит сигналы Вселенной.

- Мирей, а что это за эффект?  Я о нем не слышал. Объясни, пожалуйста, -  китаец чуть-чуть наклонил голову в знак уважения к старшему.

- Масса предполагаемой планеты и ее главная звезда искажают пространство-время и проявляются как линзы, фокусируя свет звезды, вокруг которой движется потенциальная планета типа Земли. Гравитационная линза состоит из галактических скоплений, удаленных от нас на  многие  миллиарды световых лет. Гигантская линза усиливает свет  расположенного позади нее квазара и разбрасывает его лучи в разных направлениях, так что мы  видим  сразу  несколько  ярких объектов. А лучи,  которые  отклоняются этой  линзой,  принадлежат еще более дальним галактическим скоплениям. Вот по этому эффекту мы и можем найти планету, подобную Земле.

Мирей стал подкручивать механизм  макроскопа.

-  Вообще-то, все это условно, – Мирей замолчал на несколько минут, предавшись каким-то своим мыслям. Ли вывел его из задумчивости:

- Что условно, шеф?

-  Мы пользуемся понятиями «наша Галактика», «иные галактики», а ведь это все условно. «Галактика» - понятие относительное. Например, Млечный Путь входит в скопление из нескольких галактик. Спрашивается, где границы той или иной галактики? Где она начинается и где заканчивается? Если бы мы  оказались на другой стороне Млечного Пути, то нам бы казалось, что мы  видим уже совсем другие галактики. Люди ввели этот термин, чтобы с Земли определить для себя какой-то ориентир в бесконечном множестве звезд. Очертания Млечного Пути в виде спиралевидной, относительно самостоятельной галактики таковы, только если смотреть на Космос с Земли. С другой позиции это сонмище звезд покажется совсем другим. Но это к нашей нынешней проблеме не относится, Юнь. Давай займемся делом. 

Мирей вновь повернулся к механизмам макроскопа и начал подбирать сочетание символов на его клавиатуре, продолжая при этом развивать свою мысль:
-  Если мы хотим увидеть образование новых звезд, куда, я думаю, Аркад с Воласом не полетят, то мы должны направить наш Улавливатель вон на ту область, – Мирей указал пальцем в черноту космоса. - Большинство звезд образуется в плотных облаках межзвездного газа. Мы не видим их свет в оптической области спектра. Но наш Улавливатель  их  обнаружит по инфракрасным лучам. Если излучение молодых звезд раскаляет окружающую их пыль, то частицы пыли начинают испускать инфракрасные лучи. Мы не воспринимаем также  ультрамагнитные волны света.  Мы не видим всего мира в его многообразии, например, ультрафиолетовые оттенки. Пчела же их видит. Не все из этого многообразия мира видит и наша техника. Мы видим огонь, но не видим  его тепло. Мы видим красный цвет, но не видим инфракрасный, который показывает тепло. Звук имеет волновую природу. По оценкам наших физиков, Вселенная на 10 тысяч мегапарсек такова, что в этих пределах теория Эйнштейна верна…А дальше -  дальше, возможно, действуют совсем иные физические законы, о которых мы ничего не знаем. Но я думаю, Аркад со своим наставником не должны были бы отправиться в такую даль. Если Аркад с Воласом отправились на поиски базы берсеркеров, а я в этом не сомневаюсь,  то  нам сейчас надо искать другое. Надо направить Улавливатель на те области Галактики, в которых он фиксирует эффект гравитационной линзы. В одной из этих областей  он  и сможет  обнаружить маячок Аркада по его импульсу.

*   *   *

Аркад, обмолвившись несколькими фразами, быстро исчез. Анхел почти  свыклась с этими  его внезапными  исчезновениями. В эти мгновения  ей становилось не по себе.  Обдумывая  очередное  путешествие Аркада, Анхел рассудком осуждала себя за то, что почти ненавидит его наставника Воласа, отнимавшего у нее ее любимого. В такие мгновения она пыталась разобраться в своих чувствах. Что это? Ревность? Или боязнь одиночества? Или нечто иное, которое не выразить в мыслях и словах? Инстинкт самосохранения, сидевший глубоко на дне ее души, подсказывал ей, что без Аркада она пропадет в этом жестоком мире. Видимо, именно он, ее инстинкт, настраивал все ее существо против всяческих причин, понуждавших Аркада покидать ее время от времени. Сознанием она понимала, что Волас – это наставник Аркада, без которого теперь, после всего произошедшего, ему не прожить. Но чувства подводили. Они не давали удержать слезы. Вот и теперь, когда Аркад исчез почти без предупреждения, слезы непроизвольно навернулись на глаза. Хотя никого поблизости и не было, Анхел  застыдилась своих слез. «Что это я, ведь он же вернется. Такие путешествия уже не раз случались, и все обходилось». 

Раздумывая так,  в  ожидании  его возвращения,  она долго работала в саду вместе со своим искусственным помощником Иксом, пытаясь физической нагрузкой развеять тревожное состояние. Уход за цветами не помог. Не зная, куда себя деть, она решила посетить своего бывшего руководителя Брейли и поделиться с ним своими горестными размышлениями.

Все руководство астероида «Наблюдательный» уже давно переместилось к ним на «Мир спокойствия»,  оставив  на базе только дежурный персонал. Невдалеке по космическим меркам  от «Мира спокойствия»  они  обнаружили еще один астероид, занесли его в официальные журналы своей базы как подлежащий исследованию и обустройству и оставили  на нем  кое-какие следы своего пребывания. Идея заключалась в создании второй ложной базы, на которую якобы переместился основной персонал и там исчез, трагически погиб.  Это было задумано на тот случай, если бы с Земли была послана комиссия с целью ликвидации их основной базы. Оставшиеся дежурные могли бы сообщить комиссии об экспедиции на найденный астероид с целью его использования и о возможной гибели на нем основного персонала.

Кампус основной группы  на «Мире спокойствия» располагался в нескольких милях от дома Аркада. Его естественными защитными стенами служили небольшие кряжистые сопки. Здесь за несколько лет их проживания был создан новый современный и очень удобный комплекс, состоявший из жилых помещений, лабораторий, помещений связи, транспорта, а также больничного блока. В колонии уже появились первые дети.

Анхел приняла душ, критически осмотрев себя в зеркале, и неспешно  отправилась в главный кампус колонии, обдумывая по пути свои тревоги.

- Икс, тебе надо будет остаться и позаботиться о малыше, – Анхел не сомневалась, что отданная  ею команда будет исполнена в точности.  Этот металлический помощник,  которого сделал Аркад, будет заботиться о ее и Аркада сыне,  как самая надежная нянька в мире, и защищать его до тех пор, пока сам не превратится в металлический хлам, то есть пока не будет разрушен.  Тем не менее, она добавила: – Ты понял, Икс?

В последнее время Аркад кое-что изменил в его программе, поэтому у Икса появились некоторые свойства, ставившие иногда в тупик. Он стал проявлять любопытство, что выражалось в вопросах, которые он задавал к месту и не к месту, даже когда его не провоцировали. Он перенял у людей также ироническую манеру или что-то похожее на нее.

- Конечно, я тебя понял, Анхел.  Но не могла бы ты уточнить команду «позаботиться»? Означает ли это, что я должен буду покормить его материнским молоком? Как мне это сделать?

- Икс, ты прекрасно знаешь, что наш малыш уже вышел из того возраста, когда его надо было кормить материнским молоком. Объясни, к чему твои вопросы?

Эта словесная игра с металлическим помощником иногда забавляла Анхел. Она позволяла в отсутствие Аркада отвлечься от грустных размышлений, создавала иллюзию присутствия живого ироничного собеседника. Но сейчас ей было не до забавы.

Почувствовав напряженные нотки в голосе своей хозяйки, Икс ответил:

-  Иксу необходимо знать, когда хозяйка намерена вернуться домой. Что делать Иксу в случае, если хозяйка не вернется в определенное ею время? Каков приоритет ценностей?  Надо ли Иксу оберегать младенца все время, насколько позволят мои ресурсы, или Иксу надо будет предпринять какие-то дополнительные действия?

- Я тебя поняла, Икс. Не волнуйся, я навещу  колонию наших друзей здесь,  на нашем астероиде, и вернусь. Это займет не более двух часов. Думаю, за это время ничего страшного  с нашим малышом не произойдет. Тем более, что у него такой заботливый охранник, как ты, – Анхел позволила себе перейти на немного шутливый тон. Она не сомневалась в способностях Икса, который при любых обстоятельствах сможет взять на себя не только охрану их первенца, но и все заботы о его существовании и развитии. Постоян-но общаясь с Иксом во время работы в саду,  спрашивая его обо всем и получая подробные и глубокие  ответы,  Анхел постепенно пришла к убеждению, что он может оказаться даже лучшим наставником их сына, чем она сама, - столько в нем было заложено всего.

- Если я все же задержусь дольше обозначенного срока, то ты можешь прийти туда, в кампус наших друзей, вместе с малышом.  Единственное, что от тебя потребуется в этом случае - не путаться у них под ногами.

- Принято к исполнению, Анхел. 

*   *   *

- Альберт, я уже почти принял твою идею. Ах да, то есть идею твоего подопечного, бывшего подопечного, – при этом Брейли  изобразил извиняющуюся полуулыбку. – Идея интересная. Но как технически решить эту проблему? Этого я себе пока не представляю.

Руководство колонии - Брейли, Маклин, Альберт и еще два члена группы  сидели в помещении кампуса, который специально был оборудован для общей  коммуникации с  сотрудниками. Это было  открытое помещение без стен, крыша которого поддерживалась крепкими опорами. За его пределами располагался искусственно выращенный сад; его дальние деревья  вплотную подступали к невысоким хребтам астероида. Спутник, на небольшой  высоте вращавшийся под силовым куполом, заменял жителям астероида солнце. В отличие от настоящего, его  свет давал  тепло, но в  нем  напрочь  отсутствовали ультрафиолетовые лучи.

На астероиде, теперь постоянном их доме, никакой живности не было, за исключением пары кошек. Никто уже не помнил, кому из членов команды  приспичило привезти  кошку.  А может быть она сама тайком проникла в транспорт. Тогда  тем более ее надо уважать за смелость, ведь ей пришлось перелетать тайком дважды -  сначала с Земли на  перевалочный астероид, на  котором начиналась вся их эпопея, а затем сюда, в их новый дом, на астероид «Мир спокойствия». Ее и уважали, и умилялись - ведь других живых существ с Земли у них пока не было.  Как потом оказалось, она была не одна. Здесь, в своем новом доме, который пришелся ей по душе, она и родила.

Котенку, который  еще ничего не понимал, не понимал даже некоторых своих желаний, было месяцев 6-7 от роду. Он вырос на хорошем питании, при хорошем отношении к нему со стороны  всех, проживающих в колонии. Под этим искусственным солнцем он быстро набрал сил не по возрасту. В нем рано проснулись инстинкты. И когда он видел рядом единственное существо из своего кошачьего  племени,  свою маму, его инстинкт начинал выкидывать с ним забавные шутки.

Вот и сейчас, когда руководители колонии собрались для обсуждения  текущих дел, котенок и его мама находились здесь же. Котенок  непроизвольно тянулся к ней. Он еще даже не понимал, что же ему нужно от  взрослой кошки, с которой он ежедневно общается и которую любит. Для него главным было в данный момент быть к ней поближе, даже если она и шипит на него. И поскольку она шипит, еще не выпуская когтей, он валится на спину рядом с ней и пытается медленными нежными движениями своих передних лапок, когти которых пока еще спрятаны, коснуться любой части тела своей мамы.

Но она не в настроении, она останавливает  подобные поползновения угрожающим шипением и резким, быстрым ударом  лапы с  уже выпущенными когтями.

И вот тут начинает разыгрываться целый спектакль, который всякий раз с удовольствием наблюдают люди. Инстинкт кота толкает его на дальнейшие попытки. Для чего, зачем -  котенок еще и сам не знает. Но эти попытки пресекаются кошкой. Энергия кота начинает клокотать. Он переворачивается, изгибается, выворачивает свое тело так, чтобы быть готовым к броску на объект своего поклонения. Зрачки расширяются, заполняя собой весь объем глаз. Нос производит резкие вдохи и выдохи в соответствии с пиками энергии, которая  захватила кота. Когти выпущены, задние лапы напряжены; одна из передних чуть приподнята; уши прижаты. Он готов к броску на жертву.

Но кошка не дремлет. Она не меняет своей лежачей позы, но при этом готова к удару. И как только котенок делает бросок, очередной удар лапы кошки достигает своей цели –  его морды.

Бросок, отскок, опять бросок. Кошка шипит, но котенок наскакивает молча и все более настырно, по-боевому, угрожающе, невзирая на удары по морде.  И здесь наступает кульминация. Взрослая кошка психологически не выдерживает этого натиска и,  шипя и крича,  убегает.  Котенок  - за ней.  Игры, переходящие в схватку, а затем, если позволит природа, в секс…Забавные картинки, которые сидящие за столом с улыбкой наблюдали в очередной раз.

- Все-таки надо было бы выяснить, кто привез их сюда, как они здесь оказались.
- А надо ли? Это прекрасно, что они здесь прижились, что им здесь нравится. Это значит, что и у нас есть настоящий дом.

Все замолчали, погрузившись на минуту в свои думы. Как сложится их дальнейшая судьба, что будет с этим их новым домом? Мысли, мысли, мысли…

В последние дни их занимала одна идея, которую они обсуждали неоднократно. Вот и сейчас  они  уже  более  часа обсуждали  технические детали создания  прибора, идею которого  подсказал Аркад, - мыслефона.

– Сигналы мозга похожи на волны. Что можно из этого извлечь? Надо настроить передатчик на прием волн. Это первое. Во-вторых, каждой волне надо дать описание и присвоить символ, тогда мы сможем интерпретировать изменения волн в символах.

- Да, но остается вторая и, как я полагаю, наиболее существенная часть проблемы – преобразовать волны в некие символы. Превратить символы в обычную речь – это не столь сложно.  Все будет зависеть от того, каким символам мы придадим то или иное смысловое значение. В конце концов, ведь разобрались же лингвисты с иероглифами. Так что надо решить вторую проблему, а все остальное будет уже делом техники, поскольку… - Альберт  увидел Анхел. Взглянув на ее встревоженное лицо, он оборвал свою фразу на полуслове.

- Анхел, что случилось?

Она присела на скамью, обдумывая, как передать им свои тревоги. В это время прозвучал сигнал связи с базой.

Брейли быстрым движением подхватил приемник и произнес в микрофон:   

– Слушаю, на связи Брейли.

-  Это Юнь. Шеф, пропал индикаторный сигнал от Аркада. Я не понимаю, что произошло.

-  А что показывает макроскоп?

-  В том-то и дело, что ничего не показывает, никаких сигналов.

-  Ладно, подождем немного. Может, он со своим  наставником в далеком странствии, откуда сигналы поступают с запаздыванием. А пока вместе с дежурным связистом свяжитесь с нашими друзьями с Земли. Может быть, есть какие-то новости, о которых мы пока ничего не знаем.

-  Хорошо, мы это сделаем. Свяжемся через полчаса. Будьте на связи. Все, отбой.   

-  Так, похоже,  назревают какие-то события. Так что же случилось, Анхел, чем ты так встревожена? – Маклин подал ей стакан с соком. – Хотя о чем я спрашиваю, Ли только что все нам сказал - пропал сигнал от Аркада. Он не говорил тебе, куда на этот раз они отправились со своим наставником?

Анхел  наконец-то перевела дух.

– Нет.  Он только сказал, что это ненадолго. Но я волнуюсь, -  она поднесла руки к лицу, как будто пытаясь  отгородится от тревог, которые терзали ее душу. – Это произошло быстро, я была не готова. Боже, неужели так будет всегда? Я этого не выдержу! -  если бы не присутствующие, Анхел разрыдалась бы.

-  Ну, деточка, успокойся, успокойся,– Брейли погладил ее руку. – Ты же знаешь его способности. Ничего с ним не должно случиться. А если это было срочно, значит, дело серьезное, значит, так было надо. Кстати, нам всем не помешает познакомиться с последними событиями. Если Аркад исчез так быстро, значит, назревает что-то серьезное, и это может затронуть нас всех. Надо срочно связываться с Землей.

Коммуникатор связи опять заговорил голосом  Юня:

-  Шеф, вы меня слышите?

-  Да, Юнь, что произошло?

-  Последнее  сообщение, причем о нем сейчас говорят  по всем открытым каналам связи.  Лики захватили земной корабль!

-  Не может быть! Аркад ведь спас их от рабства. Как они могли так поступить с землянами?

-  Мы с Миреем тоже в недоумении. Но, видимо, это так. Что нам делать?

Брейли несколько мгновений сидел, задумавшись, крепко сжимая передатчик. – Надо послушать последние новости  с Земли. Что предпримут руководящие структуры по этому поводу? Михаэль, включи передатчик.

Молодой член колонии, Михаэль, ответственный за связь, стал  переключать тумблеры.

-  Постарайся выйти на  волну с какими-нибудь официальными новостями. Стой, стой, вернись назад, кажется, речь идет о совместном заседании правителей Земли, - Брейли в волнении чуть было не опрокинул стакан с соком.

По новостям действительно транслировали  краткий отчет с какого-то ответственного заседания. Титры говорили о том, что  передают заседание Совета Безопасности планеты. Выступают министры иностранных дел. Видимо, передача шла уже давно. Говорил представитель Китая.

Из краткой речи можно было заключить, что в данном  вопросе  Китай ратует за осторожность, за переговоры, если они возможны, с телепатами  и  одновременно за военное давление, но без военных действий.

Представитель Испании поставил вопрос о том, что земляне должны защищаться. Поскольку  инопланетная раса по сути захватила земной  корабль, обездвижив его, то надо применить против него военную силу. Это соответствует специальной резолюции Совета Безопасности  Земли.

Уполномоченный Британии обратил внимание заседавших на соответствующую резолюцию Совета Безопасности, в соответствии с которой в случае угрозы землянам противную сторону необходимо разоружить. Если раса не идет на сотрудничество с землянами, известный представитель которой освободил их от рабства, то их надо разоружать. Если мы этого не сделаем, то это значит, что наш Совет теряет свою эффективность или же он никогда ею не обладал! Но проблема все же в другом – если у  инопланетной расы есть более мощное оружие, чем у землян, то как это осуществить?

Представитель Объединенных Штатов напомнил всем о роли его страны в решении подобного рода проблем. Он напомнил о недалеком прошлом, когда его страна активно выступила против международного терроризма. Его вывод свелся к тому, что международное сообщество  должно посмотреть вставшей перед ним угрозе в лицо, а не уходить от решения этой проблемы.

Министр России  напомнил всем о том, что их организация является  адекватным механизмом  решения подобного рода проблем.

Альберт не преминул прокомментировать эту часть передачи:

- Адекватным ли? Из ста с лишним наций в нем представлено всего  несколько  стран, которые в силу своих конкурентных, или геополитических амбиций могут не прийти к  «адекватному» решению земной проблемы. Конечно, это вопрос, что более эффективно. Осторожничание этой организации с международным терроризмом в недавнем прошлом показало, что расхождения политических лидеров ведущих стран в решении, возможно, всех реальных или надуманных проблем  ведут к тому, что можно поставить вопрос об адекватности механизма  действия этого органа  для решения общеземных проблем. 

- Альберт, успокойся, давай послушаем до конца. Мы должны будем тоже принять какое-то решение.

Далее в своем выступлении представитель России предложил организовать   инспекционную экспедицию, а проблему разоружения  инопланетной расы  решить после проверки ее сил. 

Представитель Мексики высказался о том, что его делегация, к сожалению,  на данном заседании  видит отсутствие согласия в вопросе о том, какие методы -  мирные или военные -  применять. Мексика за то, чтобы в Совете Безопасности Земли  было согласие. Безусловно также, что корабль иной расы, захвативший земной корабль, необходимо разоружить, ибо если  это не будет сделано,  то  может начаться космическая агрессия…

-  Ну, что вы думаете по этому поводу, коллеги?

-  Брейли,  это значит, что,  по всей видимости,  земное правительство должно будет снарядить специальную экспедицию на выручку и для переговоров с племенем Ликов.  И она не может состоять из одних военных. Там должны будут присутствовать и ученые. Либо могут послать два корабля, один исследовательский – с учеными на борту, -  а другой с военными.  Поскольку мы  уже здесь, в космосе, возможно,  мы попадем в состав этой экспедиции. Нам надо подготовиться. Возможно, кое-кто из нас  станет кандидатом в участники этой экспедиции. Надо перебираться на  основную базу. Не надо показывать этот наш дом всему земному миру.

*   *   *

ГЛАВА  6  

У планеты, на которую они опустились, было два солнца слабой светимости. Поэтому ночь здесь  была короткой и напоминала собой  земные сумерки. В то время, когда одно солнце уже скрывалось за горизонтом, небо все равно не становилось космически темным; на небосклоне над горизонтом возникали светлые полосы, предвестники появления другого солнца.

-  Ну, как  тебе  нравится этот мир? -  Аркад ощутил жизнерадостные  и веселые  интонации Воласа. - Арк, ты не находишь, что они немного забавные? Почти как твое племя.

По интонациям мысли Воласа можно было понять, что он  слегка иронично относится к этому, опекаемому  ими  в данный период времени, племени разумных существ на планете.

Вытянутые, с несколькими волосками на почти лысой голове, эти существа действительно  карикатурно  напоминали  человека. Но в их больших глазах светился  разум. И у них были зачатки телепатии. 

Племя, которому они собирались помогать, чем-то напоминало племя Ликов,  хотя  его представители  были гораздо выше. Они были вытянутыми и в то же время такими же тонкими, как племя  Ликов. Вытянутый череп с маленьким пучком волос и тонкие конечности - вот и все сходство, да еще  глаза разумных существ. Пожалуй, они даже были ближе к человеческому  племени, чем к племени  Ликов. Особенно по росту и строению почти лысого черепа. К тому же, у них были конечности, а не щупальца.

- Бер, ты готов к выполнению миссии?

Искусственный разум, которого Аркад когда-то излечил, принявший имя Бера, среагировал быстро:

- Шеф, я всегда готов.

- Почему ты называешь меня не по имени, а шефом? И почему не Воласа?

- Я узнал, так принято у вас, физических существ, старших называть шефом. Ты, Аркад, для меня шеф. А Волас – твой учитель, твой шеф…

- Смотри-ка, Арк, как быстро учится спасенный тобой разум! – Волас развеселился. – А может,  я  заберу его у тебя совсем для полного обучения? Все равно тебе придется в свое время искать наследника для передачи качеств Защитника среди органических существ.

В свое время, когда Аркад с Воласом освобождали  гуманоидов в системе Девы от металлических монстров – берсеркеров, Аркад успел вылечить  искусственный разум одного из них от сумасшествия. Берсеркер, которому  Аркад дал имя Бек, теперь всюду  следовал  за ним  в космических экспедициях и учился у него. Но некоторое время назад Волас забрал его с собой в разведку. И вот, теперь Аркад вновь встретился с Бером.

- Вот сейчас, в этой системе, мы и проверим, на что ты уже способен, Бер!

- Я готов, главный шеф Волас! Жду твоей команды.

- Давайте разделимся. Ты, Арк, обследуешь западное полушарие планеты, а ты, Бер, – восточное. Я останусь  на орбите. Если потребуется моя помощь, зовите. Ищите инверсионные следы…- Волас замялся, но, решив, что это уже не повредит, продолжил, - берсеркеров. Бер, ты уже здоров. Но ты помнишь, в каком состоянии ты был, когда мы тебя нашли и вылечили?

- Да, Волас…Мне это немного неприятно, но я помню и все понимаю. Мы должны обнаружить следы, если они есть, таких же, как я до моей болезни…

- Да, Бер, ты правильно все понимаешь. Если мы обнаружим кого-то из них и сможем помочь, вылечить, то мы это должны будем сделать. Ведь мы – Защитники разума, а разум может быть и больным. 

*  *  *

История этого племени оказалась весьма похожей на историю землян. Но были и существенные отличия. Когда-то на породившей их планете была высокоразвитая технологическая  цивилизация. По земным меркам около 40 или 50 тысяч лет назад произошла катастрофа, обернувшаяся уничтожением почти всего живого на планете. И в первую очередь, она обрушилась на разумных существ, которые, вероятнее всего, и вызвали ее своими непродуманными экспериментами с энергией космоса, а может, войнами. В результате представители прежней цивилизации вымерли. Их останки находили современные археологи, представители ныне живущего на планете племени. Между ушедшими в небытие и ныне живущими на планете разумными существами было определенное сходство в строении тела, общем виде и т. п. Однако, были и существенные различия, прежде всего в генетическом коде. У них были разные ДНК. Возможно, предками ныне  живущих были  некоторые уцелевшие в великой катастрофе представители предшествующей цивилизации, мутировавшие и давшие новую ветвь эволюции. Археологи находили остатки костей, черепов, скелетов, возраст которых насчитывал половину обозначенного после катастрофы времени, порядка 20-25 тысяч лет, и которые обнаруживали некоторое сходство между двумя расами, вымершей и существующей ныне.

Аркад  вспомнил, что когда-то ему попалась на глаза заметка об археологических открытиях столетней давности на его планете. Там тоже речь шла о подобной ситуации, но в истории землян. Вначале на Земле разумными были неандертальцы. Затем, примерно 200 тысяч, а может быть и 2 миллиона лет назад, они вдруг исчезли с лица Земли. На смену им пришли похожие на них кроманьонцы, якобы давшие начало современному племени землян. И у них, неандертальцев и кроманьонцев, так же как и у местных, были разные ДНК. Возможно, и на Земле когда-то была высокоразвитая цивилизация, которая сама себя истребила, - подумал Аркад.    

*   *   *

Исследовав со своими  учениками планету, Волас получил подтверждение того, что несколько тысячелетий тому назад здесь побывали монстры. Как раз в тот период, когда на планете произошла катастрофа, приведшая к смене рас. Возможно, именно монстры спровоцировали ее, а выживших мутантов, приняв их за простых животных, оставили  в покое. Однако у монстров было правило - время от времени проверять системы, где они делали зачистку. Поэтому вероятность их возвращения в эту систему для проверки была большой.

- Арк, каковы расстояния, по данным земных астрономов от вашей планеты до ближайших звездных систем? Ты помнишь, впервые их след мы обнаружили в направлении системы, в которой есть звезда Спика? Что показывают ваши земные карты?

- Волас, по этим картам мы не сможем установить точную картину.

- Почему?

- Посуди сам. Если мы нарисуем плоскую карту  ближайшего космоса, как он представляется взору с Земли, то обнаруживаются парадоксы. На ней  Спика из созвездия Девы зрительно представляется в области, относительно недалекой от моей Солнечной системы, но на самом деле она удалена от Солнца на 190 световых лет. И напротив, Альтаир из созвездия Орел на плоской карте представляется как более удаленная от Солнца система, по сравнению с системой Девы, но на самом деле расстояние до него всего 16,5 световых лет. Плоская карта нам ничего не даст.

- Арк, я все же склоняюсь к проверке систем, лежащих в соответствии с вашими картами в одной плоскости  с Солнечной системой, т. е. систем, расположенных по направлению к Спике, хотя до нее и относительно далеко от вашего Солнца. Но окончательную проверку в этом направлении оставим  на будущее. А сейчас проверим оставшиеся от монстров следы  на ближайших подступах.  

Исследовав оставшиеся после берсеркеров следы, Волас пришел к выводу, что их передвижения напоминают некоторую спираль, расширяющуюся и захватывающую  все большее космическое пространство. Не составило труда определить, что  лет через пятьдесят по земным меркам траектория их движения пройдет через Солнечную систему.

- Арк, тебе придется взять на себя миссию оповещения своих соплеменников. Они должны подготовиться к появлению монстров… 

*   *   *

-  Говард. Мы с вами уже когда-то имели контакт. Помните астероид?… Я – Аркад.

Говард сидел в своем просторном и хорошо обустроенном кабинете в космическом комплексе, в качестве спутника вращавшемся  вокруг Марса. Теперь  он  занимал высокую должность командора по космической  обороне  Солнечной системы на ближних подступах к ней. Ученые и начальство решили, что командный пункт по защите Земли должен несколько отстоять от ближайших рубежей.

С момента первого контакта Говарда с Аркадом на астероиде прошло около двух десятков лет.  Все эти годы Говард держал глубоко в тайниках души подробности этого общения. Он ни с кем ими не делился. Ни со своими женщинами, ни с начальством. Друзей у него не было. Ни тогда, когда гнойник с «Интеркосмом» назрел и раскрылся, ни после.  И вот теперь, сидя в своем кабинете перед большим монитором, отслеживая на нем перемещения сил,  которыми он теперь командовал и,  услышав из динамика  этот голос, он вспомнил все.  Не только подробности того, как он первый раз общался с Аркадом на том астероиде, как он вдруг оказался в своем тайном убежище, доме, о котором не знала ни одна живая душа, как прошла та экспедиция под его командованием, и чем она закончилась. Но он вспомнил все с того самого момента их первого контакта, все эти двадцать лет своей жизни и службы…

Говард  посмотрел на динамик, из которого несколько мгновений назад слышался  голос Аркада, побледнел и непроизвольно раскрыл рот. Динамик валялся на столе, не подключенный к сети ретрансляции. Он его собирался выбросить. И все же он моментально опомнился:

- Да, Аркад, я вас помню… но… как вы соединились, ведь этот аппарат не подключен? Ах да, что я говорю, ведь вы можете соединиться с чем угодно.

- Да, мне пришлось использовать нетрадиционный канал связи. Но это не только из-за земных бюрократических штучек. Есть кое-что еще. И я пока не знаю, насколько эта информация подлежит оглашению и как вы ею воспользуетесь.

Череда воспоминаний волной прошла в мозгу Говарда, захлестнув уже готовый сорваться с губ вопрос.

- Простите, Аркад, меня захватила память… Что вы хотите?

- Я понимаю, я прочитал. Все у нас с вами хорошо, Говард. У нас нет разногласий. Это поможет вам принять разумное решение в связи с моей информацией.

- О чем речь?  - Говард, взволновавшись не на шутку,  непроизвольно перебирал на столе  разные мелочи. Ведь это Аркад! Последний раз ему пришлось с ним общаться при  выполнении весьма неприятных для себя  обязанностей. По заданию вышестоящего начальства и бывшего главы компании  «Интеркосм» он со своим отрядом должен был изъять с астероида Улавливатель, задержать Аркада и доставить все это на Землю. Но тогда у него ничего не получилось,  и слава богу,  подумал он. Неизвестно, чем все это могло обернуться, согласись тогда Аркад на его депортацию на Землю.

- Как вы знаете или должны знать по должности,  земные астролетчики вступили в контакт с Ликами. Я знаю, что земные политики и чиновники боятся их телепатических возможностей. И, наверное, уже создана  группа  ученых по исследованию этой проблемы.  На этот счет мне не нужно никакой дополнительной информации. Я уверен в этом, поскольку знаю на своем опыте, что любая загадка  предстает в сознании земных политиков и чиновников  прежде всего как угроза их власти…

Голос замолк. Говард  подумал, было, что по какой-то причине Аркад решил прервать разговор. Но он ошибся.

- Действительная угроза для землян исходит не от Ликов, а совсем из другого источника. В системе  появились берсеркеры. Некоторых мы с Воласом вывели из строя. Но у них вблизи от ядра Галактики есть база, где они репродуцируются с той же программой, настроенной на уничтожение разума. Это бич Разума. И мы вынуждены, насколько мы в силах, укорачивать этот бич, пока не найдем их базу. Вот теперь их след нами обнаружен в системе  между Большим и Малым Псом. Ориентировочно по направлению  к созвездию Единорога. Есть следы и в противоположном направлении. По нашим с Воласом  данным, через  пятьдесят или около того  земных лет на траектории Солнечной планетарной системы должны будут появиться разведчики металлических монстров. А вот они – это точно прямая угроза  разумной жизни на земле. Я  их повидал и знаю, на что они способны. Если они учуят разум в нашей планетарной системе, то они могут просто взорвать Солнце. Я один или с Воласом могу не справиться… Вы должны подготовиться…

Говард  напряженно впитывал в себя эту информацию, пока еще не осознавая до конца ее потенциальную взрывоопасность. У него в голове уже пробегали сумбурные мысли о том, кому в первую очередь это сообщить, в какой форме и что делать…

- Я передаю это вам, поскольку никого,  стоящего ближе к пирамиде власти, к кругам, способным принимать решения, я не знаю. То, как вы ею распорядитесь, будет на вашей совести. Но не забывайте, что речь идет о самом существовании человеческого разума. Надеюсь, ваши лидеры поймут всю неотложность и важность этой проблемы. Пока еще есть время, надо срочно выстраивать защитные рубежи на границах Солнечной системы. Со своей стороны, мы с Воласом будем делать все, что будет в наших силах. Но нас двоих может оказаться недостаточно. Вы меня поняли? 

В принципе, Говард психологически давно был готов к такому развитию событий. Несколько лет назад, когда появилась первая информация об иной разумной расе в Космосе, о Ликах, а потом и о берсеркерах, Говард уже  предположил, что когда-нибудь землянам придется столкнуться с этим всерьез. Все свои последующие поступки, команды и т. д. он сверял  с этой мыслью, засевшей в его голове, и подчинял ей. Поэтому сейчас, когда столько лет спустя  Аркад вновь с ним заговорил, у него не было необходимости задумываться над полученной информацией. У него был только один вопрос.

- Что мы должны сделать, Аркад? Наверное, вы знаете, что в моем распоряжении достаточно крупные силы. Но как оптимально ими распорядиться? У нас мало информации о берсеркерах…

- Я дам вам всю информацию о них,  которой мы с Воласом располагаем, Говард.

- Да, Аркад, я все понял… и спасибо за предупреждение, -  с опозданием ответил Говард.

-  Это мой долг, Говард. Все.

Голос пропал. Говард понял, что Аркад отключился от связи с ним. Он поднял динамик, из которого звучал голос, и еще раз удостоверился, что он не подключен к сети. – Мне не поверят, - подумал он, что из динамика, который не подсоединен к сети, я получил такое предупреждение. Значит, эту деталь - неподсоединенный динамик, - необязательно уточнять перед начальством. А все остальное – это действительно серьезно. Как и любое сообщение Аркада.

Утвердившись в этой мысли, Говард  соединился со своим непосредственным начальником, командором внешней разведки землян.

*   *   *