Перейти на главную страницу сайта Феоктистова Александра Григорьевича
Персональный сайт
ФЕОКТИСТОВА
Александра
Григорьевича
RussianRUS EspanolESP

Новости

01.05. 2009.
Дао Аркада
Опубликован новый роман Дао Аркада. Это продолжение увлекательных приключений Аркада.
31.03. 2009.
Новый форум
Сегодня запущен новый форум. Теперь он многоязыковой. К сожалению пользователей и темы перенести со старого не удалось. Пожалуйста, зарегистируйтесь заново.
29.03. 2009.
Испанский сайт
Запущена испанская версия сайта. Вверху страницы появились языковые флажки.
01.06. 2007.
Стихи Анны Орловой
На странице стихов появились избранные стихи Анны Орловой.

Поиск



Rambler's Top100

Проза

Алекс Фаг

Дао Аркада

ГЛАВА 7

- Соедините меня с командором, это Говард.  

- Сэр! Он сейчас занят. Передайте для него сообщение, он с вами свяжется, –  секретарь командора  несколько мгновений посопел, а затем добавил: – Я понимаю, сэр, но ничем помочь не могу, у него сейчас эти большие шишки из объединенного земного комитета.

- Вы попробуйте, возможно, моя информация касается как раз того вопроса, по которому политики донимают вашего босса.

- Хорошо, сэр, я попробую.

Говард ждал, обдумывая, как он преподнесет командору только что полученное от Аркада сообщение.

Хрипловатый голос командора оторвал его от раздумий:

- Что у тебя, Говард? Я сейчас очень занят.

- Я вас понимаю, шеф. Но я несколько минут назад получил очень серьезное предупреждение от… - несколько мгновений Говард собирался с мыслями и закончил: - от Аркада. Вы знаете, что все от него исходящее является  информацией первостепенной важности. Так вот, он предупредил, что вскоре в наших пределах появятся захватчики.

- Говард, не отнимай у меня время. Мы с сенаторами как раз обсуждаем эту проблему. Я думаю, Лики – это не тот вопрос, по которому надо пороть  горячку.

- Сэр! Вы меня неправильно поняли. Я говорю не о Ликах, а о берсеркерах. 

- О чем ты говоришь, какие еще берсеркеры… - Командор  резко оборвал  свою речь.  Он понял, что только что в присутствии этих никчемных политиков, которые, однако,  имеют  полномочия обсуждать здесь, в его епархии, важнейшие дела Космоса, опростоволосился. Он произнес  слово, которое даст им возможность  теперь терзать его службу до бесконечности. «Успокойся, успокойся», мысленно уговаривал себя командор. Обежав быстрым взглядом насторожившиеся лица его гостей, он судорожно размышлял. «Надо что-то срочно придумать».

-  А, Говард, я понял, ты уже стал называть их берсеркерами. Не настолько опасна их телепатия, как о том рассказывают наши  СМИ. Что, у тебя какие-то подробности? Хорошо, обсудим. Через полчаса я  буду свободен, придешь ко мне с докладом. Все, Говард, – командор резко  опустил  коммуникатор в предназначенный для него паз на столе.  – Господа, у моего первого помощника, весьма перспективного сотрудника, да вы о нем наслышаны, - это Говард, - появилась новая информация в связи с обсуждаемой нами проблемой. Я бы хотел, прежде чем у вас возникнут новые вопросы по этому поводу, ознакомиться с новыми данными и проанализировать их. Только после этого я буду готов ответить на все ваши вопросы. Прошу прощения, но дела службы обязывают.

Командор недвусмысленно дал понять своим посетителям, что визит окончен и им пора уходить.  Конечно, в силу своего  положения  они могли бы сейчас терзать его до бесконечности, пытаясь получить новую информацию. Но, с другой стороны, чего они добьются, поступая таким образом? Дезинформации, которую этот прожженный командор выдумает на ходу. Его можно будет потом проверить, но что толку - уйдет время, и кто-то более ловкий получит точную информацию, а ты останешься ни с чем. Как опытные политики, сенаторы это понимали и не стали давить. Пожав командору руку, они удалились из его кабинета.

Как только дверь за ними закрылась, командор рявкнул своему помощнику: 

– Быстро найди Говарда и срочно ко мне, пока он не улетел в какую-нибудь дыру.

*   *   *

-  Уилт, тебе с твоей командой, возможно, вскоре предстоит миссия. Собери парней и будьте готовы, – Говард, разыскав своего ближайшего помощника, с которым его связывали долгие годы совместных операций, задумался: «Насколько верным является решение подключить к операции Уилта и команду?  А ведь операция  состоится,  как пить дать. Если земной корабль захвачен, предположительно захвачен, то надо будет снаряжать команду по его освобождению. Но со своим отрядом я уже несколько лет не встречался. Можно ли им доверять? Прошло достаточно много времени, чтобы они забыли своего командира. Да и потом, за  это время у них была масса других заданий. Не изменились ли они?».

- Ты следишь за новостями? Первыми к планете Ликов отправятся ученые. Вторым эшелоном,  видимо, придется идти вам. Экспедиция будет долгой. Наши ученые пока не научились использовать плазму для дальних и быстрых бросков.

- Шеф, при чем здесь плазма?

- Представь себя внутри плазменного пузыря. Внутри него скорость обычная, меньше скорости света. Но сам плазменный пузырь, поскольку теоретически он может менять пространство вокруг себя, преодолевает его со скоростью, превышающей световую. Теоретики даже подсчитали, что энергией для осуществления подобного процесса перелета может оказаться  энергия так называемых нулевых колебаний, электромагнитных колебаний или микромира, на котором держится вся структура Вселенной. Если бы мы уже обладали этим, то не надо было бы снаряжать две экспедиции и все проблемы мы решили бы сами, без ученых. А так приходится посылать их в качестве гражданских разведчиков. Конечно, в их команде будет и наш человек, но, сам понимаешь, если начнется заваруха с этими Ликами, ученые с ними не справятся. Вот здесь- то и потребуется твоя команда на подходе. Так что подготовь своих, - он сделал ударение на этом слове специально, ведь это уже не его команда, а команда Уилта. -  Экипировка будет новейшая, поэтому нужна будет небольшая тренировка для твоих парней.

- Насколько серьезная, шеф? – Уилт по инерции все еще продолжал называть Говарда шефом, хотя он со своими бойцами уже не был у него в прямом подчинении.

- Несколько крупных орудий и индивидуальный инфразвуковой бластер на каждого  члена команды.

- Я понимаю, шеф, что это не игрушки, но насколько это серьезно?

- Уилт, в инструкциях к ним все расписано. А кратко скажу: это оружие основано на использовании звуковых волн с частотой от 0 до 100-120 герц и оно оказывает  сильное воздействие на человеческий организм. Человеческий, Уилт! Как оно поведет себя с иными, никто не знает. Кстати, это также будет одной из твоих дополнительных задач –  проверка его воздействия на иные разумные существа. Его инфразвуковые колебания не воспринимаются человеческим  ухом, они находятся  ниже уровня его  восприятия, это уже проверено. А на  что  оно способно… Я отвечу тебе так. Оно может вызвать состояние тревоги, отчаяния и  ужаса. Может привести в облегченном варианте  к эпилепсии, а при большой мощности излучения  - возможен летальный исход. Смерть наступает в результате резкого нарушения функций организма, поражения сердечно-сосудистой системы, разрушения кровеносных сосудов и внутренних органов.  Разрываются внутренние органы, капилляры и сосуды. Ты же понимаешь, мы, земляне, не стремимся убивать иных, но если обстоятельства нас заставляют…

Говард в задумчивости машинально крутил  круглую пепельницу, стоявшую на его столе только для высоких посетителей, сам он не курил. «С другой стороны, кому еще я мог бы доверить подобную миссию? Они все еще на службе и должны соблюдать субординацию». С этими мыслями он стал просматривать бумаги на своем столе в попытке найти в них какую-нибудь дополнительную информацию, которая могла бы помочь в осуществлении его планов.  

Когда на  человека надета форма, не имеет значения - какая, то    под более высоким моральным  давлением, пресс которого пока еще не может сдержать его несовершенная психика, он подвержен соблюдать сопутствующие этой форме  ритуалы. Отдавать честь, если  это требуется по ее уставу; делать то, что приказывает вышестоящий начальник в точно такой же форме одежды и т. д. На этом держится любая армия. «Если рядовой начнет вдруг рассуждать над приказом прапорщика, капрала,  лейтенанта, над содержанием приказа и его смыслом, то к чему это приведет? Если это глупый приказ, то рядовой попытается  его не исполнить. А дальше? Дальше это приведет к следующему этапу – он поймет, что не все приказы бывают такими, которые надо исполнять. Он начнет всякий приказ осмыслять с позиций своего развития. Откуда ему знать, что какой-то приказ, показавшийся ему в данный момент и при данных обстоятельствах глупым, не является стратегически важным с точки зрения перспективы? С этого момента начнется развал структуры, которая предполагает данную форму». Эти  мысли промелькнули  в голове  Говарда, и  он стал отдавать распоряжения другим сотрудникам на своей базе.

*   *   *

Уилт  сидел в кресле в гостинице, когда его по кодовой связи  нашел шеф. В душе он все еще  продолжал называть Говарда шефом, хотя они уже и не работали вместе. Уилт уважал своего бывшего шефа. За что? Если бы он задался таким вопросом, то, пожалуй, не смог бы  сразу на него ответить. Наверное, прежде всего за профессионализм. Но не только поэтому. Говард  в любых ситуациях заботился о своей команде, уважал каждого, насколько бы тот ни был плох как боец. Во всех его приказах, отданных своему отряду, преобладала одна доминанта – для него команда была его семьей. А это для таких специалистов, как они, было главным. У них не было семей, не было друзей вне команды, не было таких  женщин, чувства к которым могли бы перевесить чувство боевой дружбы. Их группа и командир – это и составляло их семью на протяжении нескольких долгих лет. «Сейчас у нас другие задачи, но кто их ставит! Видимо, это важно, если спустя столько лет  шеф меня нашел. Надо собирать ребят». Эти мысли  молниеносно проскочили  в голове Уилта, но он не спешил. Время  еще было. Он вытянулся в кресле, расслабился, анализируя  прошедшие несколько суток прожитой жизни. Что было в порядке, а что было  немного не так? В памяти всплыл странный случай недельной давности.
Когда он случайно зашел в это кафе, оно было практически пустым. Ему хотелось всего лишь выпить чашку кофе. Средних размеров   кафе-бар, вмещающий человек пятьдесят; столы со скамьями за невысокими перегород-ками, которые  давали возможность  клиентам чувствовать себя более или менее изолированно друг от друга и в то же время позволяли, приподняв голову, наблюдать за обстановкой в зале.

Толпа нахлынула буквально за какие-то полчаса после 23-00.  В  основном это были особы мужского пола. Женщин было мало, но были. Приходили по две-три подруги и оттягивались за спиртными напитками, курением и обменом всевозможными впечатлениями. На находившихся  в зале мужчин они  почти не обращали внимания. Возможно, они ожидали определенных, своих мужчин.  Через некоторое время образовались танцевальные пары. Заведение понемногу наполнялось.

Две девицы лет двадцати стояли у конца стойки бара, кого-то поджидая.  Виталий, охранник и менеджер по залу, как он себя называл, стоял у двери, около  трех автоматов – «одноруких бандитов». Публика в основном расселась по кабинкам. Мужчины кучковались по курительным комнатам, женщины сидели за столами.

Он  сидел за пластмассовым  столиком один, уложив на соседний пластмассовый  же стул свою сумку.  В раздумьях потягивая кофе, он не заметил, когда  те две девицы, которые кого-то поджидали у входа, присели за его столик с каким-то молодым неприятным субъектом.

- Расслабляешься, парень? – это был скорее не вопрос, а утверждение. Невзрачный сопровождающий девиц смотрел  Уилту  в лицо  и криво улыбался.

- Есть какие-то проблемы? – Уилт не поменял позы и никак не показал своих эмоций. Перевел взгляд на девиц. У обеих был раскрыт рот в призывной улыбке, блестели глазки. Они были  все еще свежи  и  пока  не утратили красок своей  молодости. 

- Девушки хотят с тобой познакомиться, не желаешь?  - Уилт промолчал.   

- Хочешь, обе с тобой пойдут, но можешь и выбрать, это недорого.

Уилт  хотел было послать этого сутенера куда подальше, но,  увидев  призывный, почти умоляющий взгляд одной из этих симпатичных мордашек, он неожиданно для самого себя решил: – Я хотел бы побыть с ней, -  кивнув в сторону девицы с призывным взглядом. Краем глаза он отметил благодарный кивок девицы, она опустила ресницы. -  Но у меня нет условий, -  добавил Уилт.

- Нет проблем,  парень, сто баксов  вперед, и мы все устроим.

Сутенер засуетился. Они вышли из кафе,  на стоянке сутенер подозвал машину. Втроем они  добрались до нужной улицы. Уилт вышел вместе с девушкой, и машина сразу же уехала.

Обычно все  свое  снаряжение Уилт оставлял  на базе. Выходя в город, как он называл подобные вылазки или прогулки по городским джунглям, он брал с собой только нож.

Когда они с девицей уже почти дошли  до конца любовного  процесса, вдруг  раздался стук в дверь.

Уилт  натянул на себя брюки, накинул  рубашку,  не заправляя ее в брюки, застегнул на две пуговицы. Взял со стола  свой  нож,  зажал его в левой руке и спрятал ее за спину. Правой рукой он повернул ключ в  замке и приоткрыл дверь.
В коридоре стоял парень лет 30 с забинтованной головой, не тот, первый, но видимо из той же категории подонков,  и что-то гнусавил -  «Дядя, пока, нам пора», или что-то вроде этого.

Уилт  нарочито медленно вышел из комнаты, пряча левую руку с ножом за спиной.

-  Ты кто? Муж этой девицы? Ее мужчина? Или сутенер?

-  О чем ты говоришь, дядя! Я – все для нее. Привет, «персик»!

-  Постой, мы не закончили разговор. Я тебя спросил -   «Кто ты ей?».

-  Да пошел ты…!

-  Нет, так дело не пойдет. Если ты ей никто, а только сутенер, то мы с тобой поговорим.

При этом  Уилт скользящим движением  руки  вонзил  нож в правый бок  парня на одну треть, остановился и произнес:  

-  Одно твое лишнее движение, и я перережу тебе кишки.

Гнусавик, не ожидавший такого подхода, замер, побелел и попытался что-то произнести. Он боялся пошевелиться. Он  явно  не предчувствовал такого выпада  со стороны «дяди», которого посчитал слишком старым, чтобы с ним связываться.  Сутенер почувствовал, как нож мягко вошел в его плоть и охнул. В первый момент не от боли, а от неожиданности такого поступка со стороны «старичка». Затем,  видимо,  его мозг просчитал последствия этого удара, и он охнул во второй раз уже от боли и предчувствия своего конца.

-  А теперь скажи, зачем ты пришел, кто ты такой и чего ты хочешь? Только правду. Иначе я погружу нож глубже. Отвечай!

Парень стал оседать на пол. Но «дядя»  ему этого не позволил. Продолжая держать нож в боку сутенера, другой рукой  Уилт поддержал  его, чтобы тот не свалился,  как мешок,  на пол.

- Пока ты еще не потерял сознание, отвечай!

- Я, я, я… помогаю ей…

-  Значит, ты сутенер! – скорее утвердительно, чем вопросительно произнес  Уилт  и  провернул нож,  как отвертку.

-  Пока, подонок, увидимся на том свете…

Вернувшись в комнату, Уилт обнаружил, что девица уже полностью оделась.

-  Кто это был?

-  Это тот, который меня постоянно мучит, требует денег и бьет.

-  А первый, там, в кафе?

-  Ну, тот не опасен.

-  У тебя есть место, где спрятаться? Нам надо срочно отсюда выбираться.

-  Я найду, спасибо вам. А как же вы? Вы его убили? – В глазах девицы Уилт прочитал ужас и опасения за его жизнь, если, конечно, его привлекут к судебному разбирательству.

-  За меня не беспокойся, быстро уходи отсюда и забудь этот адрес, ты здесь никогда не была. Мы с тобой сегодняшним вечером  просто  погуляли по парку, поняла?

Не торопясь, Уилт оделся,  по привычке осмотрел  помещение, где он только что занимался сексом с  девицей, которую как ветром сдуло, и закрыл за собой дверь комнаты. В двух шагах от двери, привалившись к стене,  полулежал ее бывший сутенер, теперь уже покойный. Перешагнув через него, Уилт вышел на улицу.

Эти воспоминания двухнедельной давности несколько поскребли душу. Но Уилт не сожалел о сделанном.  Подобных подонков он отправлял на тот свет не задумываясь.  «Суд, да разбирательства, защита и т. д. А  от грязи надо избавляться радикальным способом. Сколько жизней подобная сволочь загубит, пока его достанет правосудие; да и достанет ли, вот в чем вопрос».

Его мысль перескочила на  разговор с Говардом. В принципе, он мог бы забыть этот звонок  своего бывшего шефа, ведь теперь он – не в его команде. Что же заставило его собраться и принять решение выполнить эту миссию? Наверное, сильная воля, за что его и уважали его парни.       

*   *   *

Воля – что это?  Желание,  спровоцированное инстинктом и поощряемое  разумом?  Подсознание дает толчок, а разум  выполняет данный импульс?  Тогда получается, что  так называемую волю провоцирует якобы осознанное действие, а на самом деле бессознательный инстинкт. Осознанным оно становится уже в действии, на поверхности,  как инстинкт, осмысленный  разумом. Когда люди говорят «он  сам волен решать», они не замечают  противоречий в своем суждении. Субъект волен решать потому, что у него появилось это, «воля»; т. е. он уже ограничен заданными параметрами, которые можно  назвать границами его воли.

Смысл, который часто  приписывается людьми волевому поступку или решению, понимается превратно.  Он истолковывается якобы как содержание, полностью зависящее от несущего «волю», от субъекта воли. На самом деле это не так. Субъект воли или волевого действия сам ограничен в так называемой своей воле.  «Воля»  превращается в нечто противоположное – в безволие, поскольку разум вынужден уступить рассудку, как передаточному механизму влияния внешней среды и влияния инстинкта на разум. Последний вынужден исполнить требование рассудка в определенном действии, которое  потом назовут волевым действием.

Поэтому можно смело заявить, что так называемых спонтанных  волевых решений не бывает. Все они – плод  той или иной степени осознания того, куда стремятся наши инстинкты; степень осознания, глубина связи между инстинктом и сознанием, полнота овладения нами нашего неосознанного  богатства  инстинктов.

И когда говорят о так называемом волевом человеке, подразумевая, что этот человек якобы осознанно, целенаправленно совершает свои действия, то это – заблуждение.  Напротив, так называемый волевой человек на самом деле может являться просто машиной, механизмом осуществления неосознанных позывов его инстинкта  или инстинктов чуждых ему существ. Ничего более. Конечно, Уилту даже в голову не могла прийти мысль о том, поступает ли он в соответствии со своей волей, или же он действует так потому, что это кажется правильным. Он просто решил, что так  нужно поступить. И вот теперь, сидя в гостинице, после звонка бывшего шефа он думал, что еще нужно сделать ему и его команде по новому заданию. Теперь, после повышения Говарда и его ухода на орбиту, Уилт был  их командиром и они стали теперь его командой.

*   *   *

ГЛАВА 8

Звездолет плыл в черноте Космоса. На главном  мониторе иногда мерцали   редкие яркие огоньки, довольно медленно проплывая мимо экрана, из чего можно было понять, что скорость – околосветовая. Первую экспедицию  правительство Земли решило составить исключительно из ученых, и поручить ей разведывательную миссию. Одновременно с этим готовилась и вторая  - военная.    
Звездолет  был небольшим в сравнении с подобными, отправлявшимися  на разведку в дальний Космос. Он состоял из четырех секций. Первая –  рубка  управления. Вторая  - жилой комплекс, каюты. Третий – маленькая оранжерея, где росли основные продукты питания экипажа, на случай если  полет затянет-ся. Четвертая – трюм и грузы. Помимо них, были еще шлюзовые переходы и  большое помещение, где стояли два аерстрима  для возможного полета  над территорией вновь открытой планеты. Основную часть пространства корабля занимали ангар, помещения для хранения топлива и гидропоника, в которой пышным цветом цвели различные растения. Их предназначением было обеспечить членов команды воздухом для дыхания и пищей в течение года путешествия по земному физиологическому времени.

Задачей экипажа было отыскать по известным приблизительным координатам планету Ликов и попытаться вступить с ними в контакт.

Планировалось, что экспедиция продлится год по земному  время-исчислению. По космическим меркам – это было мало. Тем не менее, отбор в  эту  исследовательскую экспедицию был тщательным, поскольку ее целью был  первый контакт землян с гуманоидами, о которых рассказал Аркад. В нее вошли некоторые из сотрудников астероида. Первым кандидатом стал Альберт.  На Земле у него не осталось никого. Аркад, его бывший ученик, сам стал учителем. Его потенциал, его возможности увлекли Альберта. И то, что он был первым наставником Аркада, убедило земную комиссию.

Ли Юнь, который покинул своего непосредственного начальника на астероиде – Мирея, заявил, что у  него не осталось родственников на Земле и он хотел бы принять участие в экспедиции, тем более, что всем ее участникам нравилась пища, которую он готовил. Никто не спрашивал его, какие еще мотивы  руководили им, когда он подал заявку на это путешествие. У каждого заявившего были свои личные мотивы. Кто-то  хотел убежать  от навязчивых проблем Земли – нравов, обычаев, которые были неприемлемы для него, законов, политики правителей, идеологии, да мало ли чего еще. Кто-то  бежал от самого себя, надеясь, что в непознанных глубинах космоса он  узнает свое предназначение. Кого-то увлекал сам процесс исследования неизведанного.  Экипаж подобрался весьма разношерстный и странный. Все были удивлены, когда заявку подал и Андрей Сеунин.

Заявки  в комитет были поданы давно. Хотя все понимали, что отбор кандидатов нельзя затягивать, процедура  утверждения кандидатур длилась  несколько месяцев. Кроме специалистов с астероида экипаж был  доукомплектован сотрудниками с Земли -  лингвистом, экологом и специалистом по чрезвычайным ситуациям – оком, которое бы сообщало на Землю все необходимые подробности разведки.

В конце концов, утвердили экипаж из   нескольких  человек, в том числе с астероида -  Альберта, Брейли, Ли Юня, Андрея Сеунина.

Каждый из членов экипажа прошел процедуру, разработанную лабораторией земных ученых. Она предусматривала аутотренинг и прием внутрь некоторых веществ  в течение  всего полета, которые в совокупности пробуждали инстинкт  защиты от  телепатического воздействия на мозг. Как объяснил главный специалист лаборатории, Райнер, хотя и неизвестно,  как это взаимодействует с телепатией, но  ментальный защитный экран от проникновения в мозг со стороны эти средства позволяют создать. Все остальное  может показать только практика. Поэтому  среди членов  экипажа во время подготовки к полету любимой шуткой  стало прозвище, которым они награждали друг друга -  подопытный кролик.

*   *   *

В одном из отсеков,  служившем  им столовой и конференц-залом, как его высокопарно называл Брейли, собрались почти все члены экипажа.

-  Зачем было Ликам захватывать земной корабль? Ведь землянин спас их от рабства!

-  Альберт, вы нелогичны. Если эти Лики были в течение тысячелетий в рабстве у иной расы, то их поведение в отношении  неизвестной  расы разумных существ, которую они встретили в космосе, естественно. Что от нее ждать? А может, это очередные завоеватели? Я бы на их месте поступил бы точно так же – вначале обезвредил, а потом разобрался.

-  Андрей, это вы так рассуждаете со своей, так сказать, военной точки зрения. А где же миролюбие?!

-  Андрей прав, -  в разговор вступил  специалист по контактам с иными расами, Коллинз. Видимо, его специально выбрали за то, что он был чем-то похож на Ликов. При своем достаточно высоком росте -  под метр девяносто, он был настолько худ, что походил на корявый ствол дерева,  роль шевелящихся ветвей которого исполняли его находящиеся в постоянном движении руки. – Понаблюдайте за людьми! Чаще всего попадаются такие экземпляры, что поневоле сделаешь вывод:  человеческое существо – трусливое, подлое и жестокое. Так стоит ли оно и его род права жить дальше во Вселенной?!

-  Ну, видимо, вам действительно досталось от жизни, Коллинз, раз вы так пессимистически настроены по отношению к своему виду.

-  Нет, Альберт, я жил как все, не могу сказать, что мне много перепадало. Но я умею наблюдать. Это моя профессия, – Коллинз неуклюже  развернулся в кресле в сторону Альберта. -  В человеческом существовании много бессмысленного. Все начинается с биохимических процессов в утробе матери - они развиваются, усложняются до тех пор, пока они сами себя не начинают осмысливать. И вот человек родился! Но проходит некоторое время, и человек разумный умирает. И все! Какой же во всем этом процессе смысл?

-  Познать самое себя и окружающий мир…

-  Конечно, познание – великая вещь. Возможно даже, что передача информации, а стало быть, познание, и есть первопричина или условие рождения  разума. Но я не об этом. Подумайте, какой смысл в том, что биохимический или еще там какой-то процесс дошел до определенной вершины, на которой усложненный сгусток атомов и молекул начал осознавать себя как мыслящее существо, и после этого исчез?! Никакого смысла!

-  Ну вы уж больно категоричны!  -  к беседе подключился Брейли. -  К тому же, под «смыслом  жизни», «смыслом  разума»  вы  подразумеваете исключительно человеческие  явления. А наша жизнь коротка. Как можно за такой короткий срок жизни познать высший, я бы сказал, космический смысл предначертанности?! В конце концов, возможно, проблема именно в этом. В том, что человеку отпущен слишком малый срок. За  длящуюся  60-70 лет жизнь, из которой, пожалуй, только лет 40 человек живет осознанно, он не успевает познать смысл жизни.

-  Чепуха! Если даже  человек будет жить 200 или 500 лет, все равно все для него закончится так же – небытием. Проблема остается, только она в таком случае растягивается для разума во времени. Какой в этом смысл?!

-  А знаете, вы затронули больной философский вопрос. Возможно, предназначение процесса развития природы в том, чтобы простой организм дошел до вершины развития, на которой он осознает самого себя, и тем самым процесс завершается. То есть я хочу сказать, что смысл бытия всего сущего в том, чтобы оно достигло пика в своем развитии, возникновения разума и тем самым завершения предначертанного материального процесса развития. Сложный организм разрушается, чтобы из простых веществ начать новый процесс. Это как жизнь и смерть. Достиг организм вершины в своем развитии – разумности, -  и он разрушается, исчезает, чтобы из его простейших  элементарных частиц процесс начался заново. И так до бесконечности…

-  Да, мрачную картину вы  нарисовали, шеф, – в разговор включился Андрей. -  Это что же получается! Я живу для того, чтобы после моей смерти из моего праха начал нарождаться более сложный, чем я, организм, который также вскоре исчезнет? И даже в такой интерпретации вопрос остается в силе, Коллинз прав  – в чем же тогда смысл?

Коллинз хлебнул из стоявшего перед ним бокала какой-то жидкости и продолжил свое рассуждение.

-  Главное – мозг человека; все остальное  дерьмо. Взгляните на реакцию людей на рекламу, фильмы…Вы увидите, что спустя какое-то время люди начинают в жизни действовать так, как предписывает реклама, как их запрограммировал экран на ту или иную ситуацию…Понаблюдайте!  На словах  люди открещиваются  от этого влияния как черт от ладана, а на практике поступают чаще всего так, как диктует им экран. Сравните поведение своего знакомого с тем, что он  смотрел на экране перед  этим, и вы обнаружите подражание. Мы, земляне, говорим, что мы – не биороботы. Но поведение большин-ства, подверженного действию рекламы, говорит об обратном, – он перевел дух и заключил:

- Если это чисто биохимический бесконечный процесс усложнения структур до становления разума, до осознания самого себя, чтобы после этого исчезнуть, то,  может быть,  смысл разумного существования сводится только к радости бытия и удовольствию от существования? Другого я пока не  вижу…

*   *   *

Прошло несколько месяцев, прежде чем они приблизились к звездной системе Ликов. Там  их никто не встречал. Видимо, у Ликов не хватало  материалов для постройки  множества межзвездных кораблей. А может быть,  после тысячелетнего подчинения у Гоолов, они не очень-то и стремились в Космос? Ну, один или два корабля послать с исследовательскими целями, но держать  межзвездный флот на подступах к своей системе -   видимо, это еще не  входило в планы лидеров планеты.

По данным бортового компьютера, планета Ликов была планетой земного типа. В ее атмосфере присутствовали практически те же  составляющие, что и на Земле. Может быть, было чуть больше кислорода. Датчики показали, что больших водных пространств типа земных океанов на планете нет, зато их заменяли имевшиеся в большом количестве озера, в пространствах между  которыми  располагались низменности и почти ровные возвышенности с небольшими плато, на некоторых из них можно было увидеть наросты, пародийно напоминавшие земные хребты. Буйная растительность, украшавшая эти взгорья своими красками, покрывала их  от оснований до вершин.

-  Выберем какой-нибудь астероид для остановки. Неизвестно, что нас ждет там, – Брейли указал на иллюминатор, через который был виден голубой шар планеты Ликов.

Корабль землян беспрепятственно проник в систему, сделал несколько оборотов вокруг  солнца  Ликов и, следуя показаниям датчиков, стал опускаться на один из астероидов.

-  Надо подготовить аерстрим для спуска на планету. Со мной пойдут Альберт и Коллинз. Остальные остаются на корабле. Если через оговоренный период времени от нас не поступит сообщение или сигнал, то… -  Брейли помедлил, раздумывая, стоит ли еще что-то добавлять, -  ну вы знаете, что делать. Имейте в виду, что если наша миссия не будет выполнена, то вслед за нами прилетят военные. Пожелайте нам удачи!

При подлете к планете на экране аерстрима загорелись два индикатора. Оказалось, что на планете только два межзвездных порта.

-  Коллинз, направляй на более яркий сигнал, кажется, это их главный порт.

-  Брейли, у них вообще нет защиты! Нас никто не встречает. Я имею в виду кого-то  вроде наших военных…Теперь понятно, почему они когда-то попали в рабство.

-  Их сгубила заносчивость. Телепаты считают, что одним только своим даром они обеспечат себе защиту. Это их и подвело.

-  А их захватчики? Они что, тоже телепаты?

-  Я слышал, они похожи на свинообразных, как мы – на обезьян. Кажется, их зовут Гоолами… Они не телепаты, но у них природная защита от телепатии и они физически гораздо мощней Ликов.

-  А как выглядят Лики, Брейли?

-  Есть только зарисовки Ликов и Гоолов, сделанные по рассказам членов экипажа, которых несколько лет назад освободил Аркад. По этим рисункам они похожи на… на Коллинза, -  Брейли при этом сравнении усмехнулся. – Коллинз, видимо тебя зачислили в члены нашей команды именно из-за твоего внешнего сходства с ними?!

-  Вам смешно, а я всю сознательную жизнь мучаюсь со своими физическими данными. Все, кому не лень, пытаются поиздеваться над моей фигурой, - с обидой в голосе произнес Коллинз. – Лучше бы посмотрели на себя в зеркало. Обычно те, кто надо мной насмехался, сами  были  похожи  на обрюзгших, толстых, жирных свиней.

-  Коллинз, не обижайся, я же в шутку. А если серьезно, то Лики  почти такие же высокие, как ты, и такие же худые. Но в отличие от  нас с тобой, у них вместо кистей рук – щупальца. Ладно, хватит об этом, скоро мы сами все увидим.

*   *   *

В центре  просторного зала с колоннами за большим круглым столом сидел Совет мудрейших. Рядом  стоял небольшой стол, за которым сидели земляне. После первого обмена приветствиями и объяснению причин прибытия на планету экспедиции землян наступило непродолжительное молчание. Лики  обменивались своими мыслями. Земляне тоже молчали, выжидающе всматриваясь в их лица.

Наконец председательствующий заговорил.

- Совет мудрых решил, что у нас с вами, земляне, нет разногласий…Ваш соплеменник освободил нашу расу. Он – наш  герой…Это хорошее предзнаменование, что с первым вашим звездолетом прибыли ученые. Мы признаем нерациональность решения командора нашего корабля…Но его можно понять – кто или что встретилось в космосе? Космос  велик, и кому как не нам знать, что он может  преподнести…Командор должен был защитить расу. Поэтому он не будет лишен гнезда…

Среди Ликов, присутствующих в зале, прошла волна  одобрительных возгласов.
-  Земляне, я предлагаю вам, вашему экипажу, экскурсию по нашей планете…

Брейли понял, что наступила его очередь:

-  Если синтезатор речи меня не подводит, правильно ли я понял ваше основное решение? У нас с вами нет проблем? И еще один вопрос. Поскольку мы ученые, нас, конечно же, интересуют ваши природные возможности, я имею в виду телепатию, – Брейли напрягся в ожидании возможной отрицательной реакции Ликов. – Сможем ли мы ознакомиться с истоками, основами этого вашего природного свойства?

Пока синтезатор переводил, Брейли сформулировал заключительную фразу, надеясь, что она смягчит слишком острый, по его мнению, вопрос:

-  Как показали наши исследования, у нас, землян, тоже есть зачатки этого свойства, но они неразвиты, как бы спят. Нам хотелось бы узнать, как или чем их можно пробудить…

-  Вы получите полные разъяснения относительно этого. Конечно, в тех пределах, которых мы сами достигли. Ведь мы, получившие это от природы, как мне помнится,  не проводили  специальных  глубоких исследований на этот счет. Поймите меня правильно – если существо нуждается в питании,  разве вы будете проводить специальные исследования на тему о том, почему оно питается? Для нас телепатия – то же самое, что способность есть, пить, думать… Вы задали такой неожиданный вопрос…Если вы обнаружите что-то новое в этом, то мы будем рады получить от вас эту информацию.

Ну что ж, кажется,  основные вопросы мы обсудили. Проверьте работу автоматов, синтезирующих вашу пищу, находящихся в помещениях, где вы будете жить. Надеемся, она соответствует вашей физиологии…

*   *   *

Уже потом, на своем корабле, готовясь к экспедиции по планете,  Брейли задумался над этой проблемой. «Как же так? Телепаты не знают, на чем основывается их дар! Хотя, с другой стороны, председатель Совета Ликов  прав – разве мы задумываемся над тем, почему мы едим? А почему мы думаем? Вообще, почему мы разумны и что такое разум?» Брейли машинально собирал снаряжение, рассовывая по карманам своей куртки различные инструменты, которые могли пригодиться, и продолжал размышлять. «Если природа использовала такой путь выживаемости  «живого», т. е. не макро, а микроразмеры -  звезды часто взрываются, а вирусы процветают, -  то  как быть с  «разумом»?  С точки зрения нашей, человеческой, которую мы впитали чуть ли не с молоком матери под влиянием идеологии, разум – это венец творения.  В таком случае, если формально, логически следовать всем установкам, то получается, что либо бактерии и вирусы более разумны, чем мы;  либо разум не является обязательным элементом выживаемости  живого, а потому  не является и его вершиной. А кто знает, что делается на микроуровне, какие там действуют связи?  Может быть,  там происходят точно такие же процессы обмена информацией, которые мы называем процессом мышления и  общения разумных существ?  Но мы их определяем просто как  передачу информации на химическом, физиологическом, физическом уровне…Но точно в таком же положении оказался бы какой-нибудь энергетический гигант, например звезда, по отношению к нам, людям, кажущимися ему микробами, который точно так же мог бы рассуждать о нас, как мы рассуждаем о вирусах… Как быть с разумом?  Какие посылки взять за основу для его определения? Не знаю! Надо будет обсудить эту проблему с коллегами».

*   *   *

-  Если телепатия – природный дар Ликов, то, по идее, все живое на этой планете должно обладать этим даром -  и животные, и насекомые, и растения.

-  Что вы такое говорите, Коллинз? Разве может растение быть телепатом?

-  Брейли, хотите эксперимент? Вот сейчас я подумаю, что это растение мне не нравится, и задумаю его сорвать, уничтожить. Смотрите!

Растение, а это был куст, резко отвернуло ветви от Коллинза, и теперь они изгибались насколько возможно в противоположную от него сторону.

-  Я пошутил, хорошее растение, я тебя не трону…Смотрите, Брейли! Ветви куста вновь выпрямились… и листья шевелятся, хотя ветра нет…Я сам не ожидал этого. Это удивительно. Они говорят, Брейли!..

*   *   *

На транспортном средстве, которое напоминало  земной стайдер, в сопровождении одного из Ликов с синтезатором речи на груди они совершили несколько поездок по планете в разных направлениях.

Прецессия планеты по отношению к местному солнцу и ее орбита были благоприятными для нее. Данные астрономов Ликов показывали, что орбита  их планеты в последние 10 тысяч лет постепенно переходит от эллиптической траектории к траектории, более похожей на окружность. Это означало, что в последние столетия различия между летом и зимой на планете Ликов почти исчезли, что подтверждалось конкретными фактами и анализами, которые проводили климатологи планеты.

Экскурсия землян  в различные области планеты тоже это подтвердили. Север, юг, восток, запад – картина была одна и та же – везде  буйствовала растительность и не было холода.

-  Коол, -  Коллинз на всякий случай растянуто повторил через синтезатор имя сопровождающего их Лика, -  Коол! А вы можете показать нам на вашей планете место, где не так жарко и влажно? Хотелось бы сравнить…

-  Это заповедные места. Мы их охраняем. Там осталось совсем мало экземпляров фауны и флоры из холодных климатических зон. Но мы можем их увидеть…Некоторых из этих экземпляров мы побаиваемся.

-  Почему?

-  У них нет щупальцев, у них другие конечности… Мне трудно перевести вам; а вот, нашелся термин – они похожи на клещи, нет, когти. Вот, когти! У вас есть такие животные?

-  Ха, ха, ха! – Коллинз  непроизвольно рассмеялся. – Извините, Коол, -  это наш смех. Так мы выражаем наши чувства, когда нам смешно. Вы понимаете, что это?

-  Может быть, не совсем. Объясните, что такое смех.

-  Ну, когда нам весело… когда мы довольны чем-то… когда смешно… Черт, не могу. Брейли, помогите объяснить, что такое наш смех.

-  Может быть, это то, что мы называем «стикс»?  Если в одном мужском гнезде в одно время появились две персоны женского пола, то для хозяина гнезда эта ситуация означает «стикс».

-  А в чем юмор, Коол? В чем смысл?

-  Ну, как же, вы ведь знаете, мужчине у нас надо получить разрешение на основание своего семейного гнезда. Потом уговорить какую-либо персону женского пола на то, чтобы она согрела его гнездо. А здесь без разрешения  и без уговоров  в его гнездо сами приходят сразу две персоны женского пола. Это – стикс!

По морщинам, растекшимся по лицу сопровождающего их Лика, можно было предположить, что он хохочет. При этом его щупальца ходили ходуном.

-  Но у меня вопрос, землянин Коллинз. Почему, когда я спросил, есть ли у вас животные с когтями, похожие на наших в этом анклаве, ты выразил свой ответ в форме «стикса»?  

-  Как тебе объяснить? У нас большинство животных, и не только они, с когтями. Посмотри на наши руки! Если я не буду подстригать оконечности своих пальцев несколько месяцев, то они тоже превратятся в когти. А ты говоришь, что подобные существа у вас в резервации. Разве это не смешно? Разве это не стикс?!

Коол непроизвольно подобрал свои щупальца на конечностях и выпрямился в ожидании нападения существа с когтями.

-  Коол, вы можете нас не пугаться. Мы уже не добываем свою пищу когтями.  

При  этом Коллинз опять расхохотался. Где еще, например, на Земле, он мог позволить себе такую роскошь, как позабавиться над существами, ныне живущее поколение которых никогда не испытывало боли вонзающихся в тело когтей?! Конечно, для него это было забавно. Постоянно получая пинки от окружающих в виде насмешек над своей фигурой, он вдруг представил мир, где он, обладатель когтей, получает огромные преимущества. На миг он представил, как вонзает свои выросшие когти в аморфные тела обидчиков, и расхохотался. Но это был не только глас веселья. В нем прозвучал горький сарказм души, испившей сполна чашу, в которой были густо смешаны  оскорбления, унижения, насмешки.

Что же такое смех?  На ум пришло четверостишие малоизвестного поэта:

В умных терминах необъяснимо,
Хоть бывает почти что у всех,
Наших лучших морщин пантомима –
Недоступный познанию Смех!

-  Коол, не обижайся, но я не смогу тебе объяснить, что такое смех землянина. В понятных тебе терминах скажу так:  смех – это реакция нашего организма на какое-то событие, поступок какого-то лица или на какую-то фразу, когда мы чувствуем себя довольными, веселыми, радостными, и когда нам весь мир кажется хорошим и удивительно красивым. Это миг. А потом, после этого мгновения радости, веселья и смеха может наступить время горечи, разочарования… -  Коллинз на миг задумался и заключил:

- У нас говорят – смех продлевает жизнь. Если ты способен смеяться не только над окружающими, но и над своими собственными промахами, значит твоя душа – здорова. А если здорова душа – ты проживешь долго. Но иногда бывает смех сквозь слезы… Тебе плохо, а ты смеешься, пытаясь таким способом преодолеть этот плохой для тебя период…

*   *   *

После  их экспедиции по планете Ликов они вновь собрались в зале заседания Совета мудрейших.

-  Землянин Брейли! – Председатель Совета безошибочно направил свое щупальце в его сторону. – Мы решили, что  у нас с вами, землянами, нет разногласий. Мы надеемся, что вы передадите это своим мудрейшим. Впредь ни один из наших кораблей не будет препятствовать работе земных экипажей. Мы также надеемся, что у нас с вами завяжутся торговые связи. У нас с вами есть чем обмениваться. Первоначальный список того, что мы можем предложить и что нам хотелось бы получить от вас, если это возможно, мы вам передадим  в конце вашего пребывания у нас.

«Как хорошо завершилась экспедиция, -  подумал Брейли. – Есть что предложить правительству Земли. А главное, не надо направлять сюда военных. Мы теперь можем  доказательно всем объяснить, что это мирная раса». Его мысли прервал председательствующий:

-  Но у нас есть одна проблема, которую мы сами никак не можем решить, – он обежал взглядом всех Ликов,  сидящих на трибунах вне центральной площадки, на которой  располагался стол Совета. – Надеюсь, что вы нам дадите правильный совет. Это касается проблемы с Гоолами.

Зал загудел. Хотя Лики были телепатами, но в этом случае они не смогли сдержать свои эмоции.

-  Видите ли, земляне, в этом вопросе мы пока не пришли к единому решению. Некоторые из нас считают, -  при этом председательствующий посмотрел на ту часть трибун, где сидела партия радикалов во главе с Боолом, -  что с Гоолами надо поступить так же, как они с нами. Но у них есть природная защита от нашего основного оружия.  Только те из них, на которых воздействовал наш освободитель, ваш сородич, и которые пока еще у нас, подчиняются нам. А как быть с остальными, с их планетой? У нас нет ни физических  сил, ни соответствующих технологий, чтобы их завоевывать. Наш освободитель сказал, - при этом председательствующий вновь обратил свой взор на партию радикалов, -  что обе наши расы – разумные и мы должны поступить в этом вопросе разумно. Совет склоняется к такому решению. Мы не хотим и не будем пытаться их завоевывать. Но нам нужна техническая помощь Земли в сдерживании Гоолов, если они вновь захотят поработить нас. Смогут ли земляне оказать нам такую помощь?

Брейли привстал со своего кресла, осознав груз своей ответственности, возникшей благодаря этому вопросу председательствующего.

-  Мы понимаем эту вашу проблему. Я не уполномочен правительством Земли давать какие-либо обещания или заключать какие-либо договора. Но я вам обещаю, как только наша группа окажется на корабле, я отправлю срочное послание о данной проблеме на Землю. Мы вместе будем надеяться, что правительство Земли положительно отреагирует на ваш запрос. Я также знаю, что вслед за нами в вашу систему был отправлен звездолет с военными на борту. Я отправлю послание и к ним. Когда они прилетят сюда, думаю, вы сможете хотя бы частично решить затронутую вами проблему с их помощью; у них на этот счет больше полномочий, чем у нас.

Когда Брейли закончил и синтезатор замолчал, все находившиеся в зале Лики встали и застыли в некоем оцепенении.

-  Брейли, что они делают и что нам делать? – прошептал Коллинз. Так же шепотом Брейли ответил:

-  Думаю, нам тоже надо встать и помолчать, пока они не закончат. Думаю, они обмениваются мнениями…

Брейли встал и застыл. За ним следом поднялись Коллинз и Альберт. Прошло минут пять, прежде чем председательствующий протянул щупальце к синтезатору и произнес:

-  Земляне, мы обменялись мнениями и наше общее решение – мы удовлетворены вашим посещением и вашими ответами. Мы будем следовать дорогой мудрых!

*   *   *

Когда они вернулись на корабль, Брейли стал отдавать  поручения по отправке срочных посланий на Землю и на другой земной корабль.

-  Брейли, дружище, зачем такая спешка?

-  Альберт, понимаешь, ведь я, как ни странно, смертен, – Брейли при этом усмехнулся, понимая, что его сарказм не слишком уместен, ведь они с Альбертом были практически одного возраста. -  Всему есть предел,  в том числе и времени…Когда  я уйду в  иной  мир, абсолютное время моего пребывания в этом мире тоже исчезнет. Но останется какое-то относительное время моего бренного существования в данном мире.

- Что ты имеешь в виду, когда говоришь об относительном времени?

- До тех пор, пока кто-то из моих родственников, друзей, знакомых меня вспоминает после моего ухода из данного мира, до тех пор я все еще присутствую как живое разумное существо в этом мире, но относительно…

То есть мои сигналы, чувства, мысли и т. д., которые я направлял на тех или иных людей при моей реальной жизни здесь, отложились у них в подкорке, возможно, в виде определенных блоков нейронов…Это и есть память. Пока эти нейроны живы, относительно жив и я и мое время. Вот почему я спешу, Альберт. Пока я в окружении друзей, я должен успеть выполнить свою задачу. Неизвестно, как и чем закончится эта наша экспедиция…

*   *   *

ГЛАВА 9

      -  Арк, в тебе все еще много… наивного. Давай порассуж-даем…Твоя земная… дай-ка вспомнить, самая распространенная, христианская религия оставила долгий кровавый след в истории твоего племени. Другая,  магометанская, может быть, менее кровавый, но более жестокий. Спрашивается, зачем разумным нужна религия?

-  Это не так, Волас…

-  Твои соплеменники, кислорододышащие, до сих пор пользуются этим интеллектуальным инструментом, хотя он и не совершенен, чтобы познать мир. Вот я и задаюсь этим вопросом с тех самых пор,  как узнал тебя и твое племя. Если существо разумное, то зачем ему нужны иллюзии? Ведь, по сути, все земные  религиозные  учения, неважно, какие, -  это иллюзии об окружающем мире.

-  Согласен,  Волас,  в основном религии – это мифы о чем-то бывшем или небывшем  и о непознаваемом. Но в них  также сокрыто и много истинного знания о том, как и когда возникло мое племя…А кроме того, параллельно им существуют и различные другие, например, оккультные учения о нашем происхождении…

-  Если нечто определено как  «Непознаваемое», то «Оно»  и есть непознаваемое  в буквальном смысле слова, а потому и не стоит ему поклоняться или молиться.  Но если, согласно вашим религиям,  это  «Оно» создало «Все»  и в конечном итоге  - и  всех нас, то стало быть,  мы являемся частицей этого «Оно» и уйдем когда-нибудь в «Него».  А раз так, то не надо молиться самим себе.

-  А как же  в таком случае узнать первопричину всего?   

-  Свет, Звук и Число  - Троица! – в латентном состоянии, спящем, безмолвном, никак еще не проявленные  в некоей точке, т. е. существующие потенциально. Не физически, но абстрактно!  Представь это в своем  умe и ты познаешь первопричину всего сущего в этой Вселенной…Сколько бы ты ни  посетил галактик, это не  поможет найти первопричину. Потому что она везде и нигде, она в тебе самом.

-  Я согласен с тобой, Волас. Всякая вера -  вера в огонь, в ангела, в бога, в иные сущности -  появляется у людей от безысходности, на разломе цивилизации.  Когда все плохо, а огонь поддерживает жизнь, дает пищу, освещает жилище,  то зарождаются традиции,  например, обычай приносить жертвы  огню. Эта традиция с веками превращается в веру, в религию. Потом появляются другие идолы, и люди меняют свои взгляды на окружающий мир, а с ними и свою веру в сверхестественные силы, внешние для них.

-  А это значит, Арк, что вера  твоих соплеменников в эти силы и поклонение им – это показатель слабости  их духа, который ищет помощи от внешних сил. Однако я считаю, что  твои  современники  уже достигли  таких вершин познания,  конечно, небольших,  но достаточных, которые позволяют  им  сбросить все  путы с разума и ясным взором посмотреть на Космос. Пора…

*   *    *

 -  Взгляни на этот мир. Наступит необходимый цикл, и все вернется в  первопричину. Абстрактные символы, звук, свет, порождающие физические вселенные, вернутся вновь в свой сон, в свое латентное  состояние…А через многие циклы их сна все начнется заново… Опять проявится волнение, и они проснутся и начнется дифференциация… Через многие, многие миллиарды лет  Точка раздвоится или, говоря языком  ваших  физиков, разразится Большим взрывом. А спустя еще многие циклы появятся туманности, галактики, и Разум опять получит физическую оболочку. И тогда новые живые существа  на всем протяжении своего физического существования будут ставить те же самые вопросы, которые  ставят перед собой подобные им современные разумные существа в этом мире – что мы? кто мы? откуда мы и почему? и  для чего мы?

Поток мысли прекратился. Аркад решил, что его учитель уже закончил. Но он ошибся. В его разуме вновь прозвучал сигнал-мысль:

-  Это вечная дорога Разума – постоянно, циклами засыпать и пробуждаться в новых физических формах, чтобы очередной раз осмыслить самое себя как Разум, как первопричину всего сущего и несущего… Это и называется на твоем языке бесконечностью пространства и времени…

-  Волас… это сложно и грандиозно… Но, понимаешь… -  Аркад задумался, попытался представить все сказанное Воласом в одной картинке, в одной схеме, в одной череде и он понял,  в чем  затруднение: -  Учитель, то, что ты сейчас сказал, вызывает грусть… Значит когда-то не только ты, я, но и все разумные существа Вселенной исчезнут?!...

-  Я не занимался этим вопросом специально, Арк. Я ведь не Исследователь, а Защитник Разума; причем только в этом  круге или цикле нашей Вселенной. При такой постановке вопроса, я могу сказать – да,  мы все исчезнем… Нет, неправильно, мы  не исчезнем. Мы, как искорка, уйдем в свет, звук, в Единый Разум, который будет переживать новый цикл в латентном состоянии.

-  Волас, объясни мне это состояние; возможно, наши представления расходятся, а мне бы хотелось знать, каково именно твое представление.

-  Арк, ты помнишь, в каком состоянии ты находился в том аппарате, в скале на астероиде, пока наши разумы путешествовали в систему Спики? Да, я вижу, что кое-что у тебя в памяти осталось. Тогда твоя физическая оболочка  находилась  именно в  латентном состоянии. А теперь представь, что не только физическая оболочка, но и твое Эго, твое Я, твоя душа, твоя суть как разумного живого существа, находится точно в таком же замороженном состоянии, но только не  в   специальном  аппарате, а  в  бесконечной паутине  мировых взаимодействий различных полей.  Это будет выглядеть примерно так. Но разница состоит еще и в том, что в этом беспредельном океане  взаимодействий  индивидуальная искорка  именно твоей души и твоего  Эго просто потеряется, растворится в бесконечном множестве всех других…

В недосказанном  Воласом Аркад почувствовал  некоторую задумчивость,  может быть, даже элемент озабоченности. Чем? Тем ли, что  или кто будет защищать Разум на новом витке очередного цикла, или тем, что все,  в конечном счете,  уйдет в небытие?... Волас  был закрыт. Аркад не смог ничего  прочитать   даже в его чувствах. Он уже было подумал, что их разговор на эту тему закончился, когда  воспринял очередную порцию мыслеобразов Воласа:

-  Опять наступит Ничто, где мы и будем потенциально содержаться. В новой Вселенной, когда свет и звук пробудятся, появятся или проявятся  наши искры, или часть наших искр, нашего разума и мы вновь возникнем в новых физических оболочках. Но, конечно, не так, как думают твои соплеменники. В каждой такой новой физической оболочке будет совершенно новое Эго разума, но мы будем в нем присутствовать, хотя бы в качестве одной нейронной клетки… Это тебя устраивает?...-  в мыслеобразе Воласа  появились смешинки…

-  Арк, не печалься! Жить бесконечное число циклов – это, по моему, мечта безумца… Лучше  вовремя уйти в иной мир и передать нечто свое, ценное поколениям, чем существовать беспредельное количество времени с пеной у рта и без разума в черепе…

*   *  *

-  Арк, я получил новый сигнал, – мысль Воласа была настойчивой и в то же время  имела возбужденный оттенок.

-  Что, еще одни монстры появились?

-  Нет. Сигналы идут с твоей планеты. Именно те, которые я так долго искал, пока не нашел тебя. Удивительно, но раньше их не было. Как это может быть? -  в  мысли Воласа  Аркад почувствовал  оттенок нерешительности и сомнения.  - Я же  проверял  твердь твоей планеты и неоднократно. Я посылал даже своего голема, помнишь?

Как мог Аркад такое забыть! В самом начале его пути его учитель, Волас, защитник Разума,  прислал ему аморфное существо, часть сгустка своей энергии, причем в самый неподходящий для Аркада момент, когда полицейские его задержали, чтобы выяснить, знакомо ли ему это существо и если знакомо, откуда. В памяти промелькнули эти мгновения, испытанные им жутко представить как давно. И вот сейчас Волас ему о них напомнил. Но что означает его мысль-послание о новом сигнале? Может быть, на Земле появился еще один такой же землянин, с такими же потенциальными способностями, которые открыл в нем Волас? Тогда почему этих сигналов не было раньше?

- Что это за сигнал, Волас? Ты обнаружил еще одного ученика?

-  Нет, Арк. Это нечто другое. Сигнал говорит о том, что на твоей планете есть существа, способные иметь, а может быть и имеют потенциал, подобный твоему и даже больше. Но они из другого племени,  не из племени Защитников. Для меня это странно. До встречи с тобой я искал  в обозримом космосе существа только с таким потенциалом. Но здесь  другой случай. Я чувствую достаточно сильный сигнал существа… подождика… -  Волас замер на мгновение, а затем продолжил мысль: – их несколько, это не одно существо. Но они не Защитники! Как это может быть? Неужели еще сохранился кто-то из предков моего племени, имеющий другое предназначение? Неужели это возможно?!

Аркад почувствовал в мысли Воласа такую энергетику, что, только прикоснувшись к ней, он чуть не сжег свой мозг.  Удивление, радость,  надежда на общение со своими  вероятными соплеменниками,  одновременно испуг по  поводу возможной ошибки -  накал мысли был слишком высок даже для привыкшего к общению со своим наставником Аркада.

-  Арк, надо проверить, -  в мысли Воласа просквозила тоскливая нота, -  может быть кто-то из Исследователей или Сеятелей из моего племени сохранился на твоей планете?!

Придя в себя, Аркад все же нашел в себе решимость спросить: – Откуда, из какого района Земли сигнал?

-  Сигналы идут из  нескольких разных источников. Один из больших вод… из океана, а другой  -  с вершины горы. Вдали от основных поселений твоего племени. Сигналы идут из-под тверди. И они становятся все более активными… В любом случае, надо проверить,  кто это или что это.

Впервые при контакте со своим наставником Аркад почувствовал его замешательство. Для него это было неожиданностью. Он привык полностью доверять Воласу в мыслях и действиях. А здесь вдруг такая нерешительность с его стороны!  Промелькнула даже мелкая мыслишка – оказывается, его наставник тоже не всесилен. Но Аркад тут же отмахнулся от нее, устыдившись того, что она пришла ему на ум.

-  Арк, можешь не смущаться. Я сам смущен. Я не всесилен, как ты знаешь. И до этого момента я считал себя последним в своем племени. Возможно, это не так.

-  Хорошо, учитель. В проверке требуется мое участие?

-  Это будет зависеть от обстоятельств. Если они из моего племени, я хотел бы, чтобы и ты тоже вступил с ними в контакт, если, конечно, они на это способны…

-  Волас, я кое-что изучал по истории Земли, когда еще был в прежнем состоянии. Ты можешь хотя бы примерно показать, с какой территории на Земле идут сигналы?

-  В один из  последних циклов, о которых я тебе поведал,  орбита твоей планеты изменилась, сместилась почти на треть от своего предшествующего пути. Естественно, такое смещение вызывает разрушение всего, что не готово или неспособно выдержать подобное. Поэтому я  и не  задумывался  никогда  над тем, что кто-то или что-то мог бы сохраниться по истечении нескольких циклов.  А  один  интенсивный сигнал идет из… Мне все еще пока затруднительно ориентироваться на твоей планете. Но если ты проследишь взглядом от  звезды, на которую направлена  северная точка  оси  вращения твоей планеты на одну шестую ее диаметра в том же направлении, в котором движется и ваша главная звезда, кажется,  вы ее называете Солнцем, то там ты увидишь высокие горы.

Аркад провел мысленные расчеты,  вспомнил о наклоне земной оси  относительно орбиты движения Земли вокруг Солнца, отмерил одну шестую часть окружности  Земли по экватору ее вращения от северного полюса и  обратил свой внутренний взгляд на Гималаи….

*   *   *