Перейти на главную страницу сайта Феоктистова Александра Григорьевича
Персональный сайт
ФЕОКТИСТОВА
Александра
Григорьевича
RussianRUS EspanolESP

Новости

01.05. 2009.
Дао Аркада
Опубликован новый роман Дао Аркада. Это продолжение увлекательных приключений Аркада.
31.03. 2009.
Новый форум
Сегодня запущен новый форум. Теперь он многоязыковой. К сожалению пользователей и темы перенести со старого не удалось. Пожалуйста, зарегистируйтесь заново.
29.03. 2009.
Испанский сайт
Запущена испанская версия сайта. Вверху страницы появились языковые флажки.
01.06. 2007.
Стихи Анны Орловой
На странице стихов появились избранные стихи Анны Орловой.

Поиск



Rambler's Top100

Проза

Алекс Фаг

Путь Аркада

ГЛАВА 9

«Итак, сегодня - только я и Соня», - размышлял он в поисках записной книжки. Последний раз с Соней они провели прекрасный вечер, не мешало бы повторить. Его новая подружка, которая затащила его на ту последнюю вечеринку, не была недотрогой. После скучной посиделки у ее друзей, о которой он помнил только по хозяйке дома, они полночи бродили по темным полуосвещенным улицам, изредка заглядывая в открытые ночные бары, чтобы пропустить стаканчик, а потом отправились к нему. На этот раз он решил провести вечер так же приятно, как закончился тот.

После нескольких долгих гудков Аркад собрался было уже поменять планы, но, в конце концов, в трубке зазвучал нежный голосок:

- Аркад, как хорошо, что ты дождался. Я только-только вошла. Какие у тебя планы на сегодняшний вечер?

Не давая ему ответить, голосок продолжал щебетать:

- Знаешь, у меня хорошая идея. На этот раз мы не пойдем к Линей. В последний раз у нее было так скучно, мужчины только о политике и говорили. У меня есть другая подруга. Сегодня у нее будет вечеринка. Там будут некоторые знакомые тебе лица, но в основном ты их не знаешь. Она очень хочет, чтобы я тебя с ней познакомила. Знаешь, среди наших друзей ходят всякие разговоры о тебе. Ты всех интригуешь. Я так счастлива! Что ты молчишь? Что ты решил?

- Так, ты же не даешь мне и слова сказать. Где это? Опять будет болтовня? Знаешь, мне хватает поучений одного моего наставника. Может, мы съездим за город вдвоем, без твоих знакомых?

- Нет, нет. На этот раз будет весело, я тебе обещаю. А потом мы пойдем к тебе, как в прошлый раз, если ты хочешь. А можем и ко мне?!

- Ладно, договорились. Во сколько и где встречаемся?

- Ты знаешь «Боэч», ну фирменный магазин с такой вывеской; это сразу за центром, направо. Там есть такая уютная улочка, почти совсем неприметная, на нее люди с окраины практически и не заходят. Вот! А подруга живет напротив этого магазина. Давай встретимся в полвосьмого на углу улицы. Надо будет зайти еще купить что-нибудь сладенького. У подруги все есть, но неудобно идти без всего. Там будет милая компания. Согласен?

* * *

Когда они вечером, наконец, встретились, погода поменялась. Душный и пыльный солнечный день сменился вечером с веселым прохладным дождиком.

Аркад не понимал, почему многим не нравится дождь. Ведь

он все делает чище. Хороший дождь очищает город и души тех, кто в нем живет. Он смывает в сознании накопившуюся грязь душных мелочных мыслишек, навевает немножко грустные, но в то же время прекрасные воспоминания. Стоит ему заморосить, как многие начинают кукситься, брюзжать на окружающих и на весь мир. Аркаду нравился дождь. Дождь, особенно такой, как этот, гармонировал с его характером благодушного скептика. В такие моменты в памяти всегда всплывали немного грустные четверостишия.

Дождь и ветер навевают
Вам тоску не человечью.
Все вам кажется не мило,
Все на свете, все на свете.

Мне спокойнее бывает.
И отрадно все в природе,
Ветерок когда гуляет,
И стучится в окна дождик.

Дождь и ветер, дождь и ветер!
На душе воспоминанья
О невыдуманных грезах,
О давно прошедших встречах.

Вот и теперь дождик навеял небольшую грусть. И они прежде, чем отправиться к подруге Сони, решили немного посидеть в тихом баре здесь же, на этой улице, полюбоваться потоками воды, смывающими уличную грязь, очищающими от дневной пыли стены и окна домов.

Несколько мгновений посвятить грустным воспоминаниям, каждый о своем, прежде чем они окунутся в шумную компанию.

Немолодой полноватый бармен машинальными круговыми движениями протирал сухой салфеткой и так блестевшую стойку, все свое внимание обратив на экран визора, откуда передавали куски записи с дневного заседания Госсовета. Кроме него в небольшом уютном помещении бара находился всего один посетитель, что-то потягивавший из стоявшего перед ним бокала и сумрачно взиравший на дождь через открытые двери бара.

Аркад с Соней выбрали себе легкий коктейль, в основном состоявший из наструганной пушистой массы льда, немного виски и молока. Бармен приготовил напитки, поставил их на стойку и в нетерпеливом ожидании стал поглядывать, как они делают первый глоток. Он явно устал от одиночества и ждал, когда можно будет поделиться с ними впечатлениями. Дождавшись их первой одобрительной реакции на напитки, довольно улыбнувшись, он мотнул головой на визор:

- Опять эти ястребы в совете хотят прижать фермеров. Нынче и так все продукты дорогие, а дальше что будет? Мы уже почти не окупаем себя. Посетителей мало, продукция дорогая, как содержать маленькие кафе и бары вроде моего - не представляю. А они хотят еще больше закрутить гайки. Если фермеров загнать под опеку чинуш, то кто из них станет производить?

Аркаду не хотелось портить впечатление от вечера, втягиваясь в эту обычную разговорную тягомотину. Но он отдал должное мастерству бармена в приготовлении напитка и нехотя откликнулся:

- А о чем там речь?

Бармена не надо было спрашивать дважды, ему давно хотелось выговориться.

- А вот, понимаете, говорят, население многих округов голодает. Слишком много якобы государство тратит на исследование космоса. Пусть этим занимается частная компания. А освободившиеся средства предлагают направить в сельское хозяйство. Да как-то странно у них это выходит. Нет, просто передать средства фермерам, так они хотят всех фермеров поставить под государственный контроль, мол, иначе, фермеры растранжирят все эти средства. Это что же получается - говорят, продовольствия не хватает, а сами все делают, чтобы это продовольствие стало еще более дорогим! - бармен возмущенно махнул рукой. - Они хотят всю нашу жизнь контролировать! Правда, среди них есть те, кто выступает против, да их там мало. Вот, как раз один из таких выступает. Кажется, сенатор Траб. Сейчас, я сделаю чуть погромче.

Бармен увеличил громкость визора и вернулся за стойку. Камера показывала обычный зал заседания Государственного совета. На трибуне жестикулировал седоватый, приятной наружности мужчина лет пятидесяти.

«- Кажется, уже по привычке мы в решении и этой проблемы продолжаем рассчитывать на излюбленное для многих здесь присутствующих средство - государственную опеку. В ней мы склонны видеть тот источник, который снабдит наших фермеров недостающими им средствами. Но не будем предаваться иллюзиям. Опека убивает энергию в населении, приучая его в каждом случае ждать средств от государства. Люди перестают работать, но начинают требовать от начальства не заработанное вспомоществование.

- Я позволю напомнить уважаемым господам реальные исторические факты. Такая великая в прошлом держава, как Россия, почти два своих прошлых века не могла решить до конца проблему снабжения своего населения продовольствием. А по этой причине и другие проблемы, только лишь потому, что в самом начале ХХ века она сделала землю государственной и чуть ли не полтора века над фермерами довлела государственная опека.

- Собственный участок земли, а не арендованный у государства, неоценим по своему влиянию на психологию его хозяина. Он воспитывает сознание независимости от любой опеки, заставляет чувствовать себя хозяином своей судьбы, единственным источником собственного благосостояния. А арендатор всегда в ожидании благодеяний от государственного начальства, которое может дать землю, необходимые орудия и средства или забрать их.

- Инстинкт хозяина, замешанный на экономической свободе принятия собственного решения, формировался тысячелетиями, и кажется таким же естественным, как естественна сама история человечества. Поэтому, выступая здесь за оказание государственной помощи нашим фермерам в виде льготных кредитов, передачу им в собственность необрабатываемых земель некоторых крупных компаний … - слышен сильный шум в зале, - и других подобных мер, в то же время я предостерегаю вас о пагубности огосударствления сельскохозяйственных угодий…»

Последние слова сенатора потонули в шуме, аплодисментах, возгласах заседающих. Председательствующий, встав со своего кресла, неистово размахивая колокольчиком, пытался призвать сенаторов к порядку.

- Ну, дальше там уже не так интересно.

Бармен прошел к визору, убавил звук и спросил:

- Понравился коктейль, может, еще по стаканчику? Приятно обслуживать хороших ребят.

- Коктейль замечателен! Но нам уже пора, а то моя подруга будет беспокоиться, куда пропали. Я ее попрошу сделать такой же, если она сможет…

Дождь практически закончился. Отдельные мелкие капли приятно искрились в предзакатном свете заходящего солнца, которое вновь показало свой лик из-за побелевших, почти растаявших туч. На улице появились прохожие.

* * *

Альберту не очень хотелось идти на эту вечеринку. В основном там будет молодежь. Но, может, он встретит и пару коллег из частных фирм. А он нуждался в информации; чувствовал, что власти скоро его достанут. Долго продержаться в независимом положении у него не получится. К тому же он болел душой за этого мальчика. Такой молодой, а сколько возможностей! Самые первые тесты показали, что у Аркада - великое будущее, если, конечно, его не зацепят спецслужбы. С ними станется! Боже, а как он наивен, верит почти всему, что вещают эти жуликоватые журналисты по визору! Нет, надо как-то уговорить его отправиться на астероид. Хотя и за ними, конечно, ведется наблюдение; наверняка в группе есть какой-нибудь свой информатор, но все же там будет для него относительно безопасней.

Может, на вечеринке будет эта лиса Томинакер, у которого можно будет что-то разнюхать. Мошенник, прикидывается независимым ученым, пытается показать свою осведомленность в последних новейших исследованиях, а сам и рядом никогда не стоял около серьезного прибора. Альберт вспомнил недавний состоявшийся разговор с этой хитрюгой в какой-то компании. Томинакер затеял его явно, чтобы выведать что-то об Аркаде. Альберт вспомнил также, что в тот раз он вспылил. Помнится, что Томи тогда был весьма заинтригован этой краткой размолвкой между ними.

- Бог ты мой, какой ты нервный! Я тебе ничего не сказал, а ты уже взвился. Что с тобой? - Альберт теперь, вспоминая этот разговор, анализируя каждое слово, пришел к выводу, что тогда Томинакер с удивлением смотрел на него. И явно что-то пытался домыслить.

- Ты как раз очень многое сказал; ты даже этого сам не понимаешь. И именно высказывания по недомыслию я терпеть не могу. Думай, о чем ты говоришь! Особенно со мной. Иначе мы перестанем общаться.

- Альберт, что на тебя нашло? По-моему, тебе надо лечиться; ты сплошной комок нервов. Ведь мы говорили об Аркаде, что тебя так взвинтило?

- Именно то, что мы говорили об Аркаде. Если ты этого не понимаешь, то нам нет смысла продолжать разговор. Давай, можешь и дальше мусолить эту информацию о нем, но уже с кем-нибудь другим, без меня. Пока!

Альберт вспомнил, что в тот раз он резко поднялся с кресла, в котором он до этого сидел расслабленный, быстро прошел к двери и скрылся за ней, без шума, но плотно прикрыв ее за собой. Не стоило давать повод этому типу для серьезных размышлений! Хотя у него и мало мозгов, но если он сообщит в соответствующие органы все подробности разговора, то компетентные специалисты смогут сделать правильные выводы. А он наверняка наушничает. Хотя, с другой стороны, если осторожно попытаться, то что-то и от него можно узнать. В конце концов, придя к такой мысли, Альберт отправился на вечеринку.

Выдерживая тон, Альберт явился минута в минуту к назначенному часу. Поэтому времени было достаточно, чтобы сказать пару комплиментов хозяйке, выпить бокал шампанского, переброситься парой фраз с двумя коллегами из частных независимых исследовательских центров, полюбезничать с одной представительного вида и внушительного возраста журналисткой, ведущей колонку скандальных новостей в одной солидной газете, прежде чем собралась основная публика. Среди прибывших он заметил, как и ожидал, Томинакера, а кроме того, что его не очень обрадовало, своего подопечного Аркада с его новой подружкой.

Комната была полна народу. В общем шуме голосов выделялся один, холеного хлыща в возрасте с внешностью европейца, разглагольствовавшего перед двумя молодыми девицами о различиях в искусстве обольщения у мужчин и женщин. Девицы мало его слушали, жадными глазами рыскали по толпе гостей, выискивая в ней соответствующий теме разговора объект. Альберт поискал глазами Томинакера и, проследив за его взглядом, у окна заметил Аркада. «Так, - подумал Альберт, - мне ничего не нужно узнавать у Томинакера, мне и так все стало понятно - он интересуется Аркадом. Что он уже знает и что хочет узнать? Надо будет это выяснить».

Томинакер расположился в углу гостиной в окружении двух девиц, которые бросали жадные быстрые взгляды на находившихся в зале мужчин. Хотя Томи был довольно симпатичным мужчиной, но он был своим - с ним можно было посплетничать, мило поболтать, как с подругой, даже о своем избраннике, но до серьезных отношений у них с ним никогда дело не доходило, что-то в нем было не так. В душе они даже были почти уверены, что он голубой.

- Девочки, кто-нибудь что-нибудь знает об этой самой энергетике, говорят, с ее помощью можно даже заворожить объект обожания. Слушай, Вика, ты должна что-то знать - помнишь, ты мне рассказывала об этом парне, который такой энергетикой обладает, как его звали? Ты еще сказала тогда, что танцевала с ним на той вечеринке и тебе это очень понравилось, будто бы все тело наэлектризовалось от его прикосновения, помнишь? Расскажи поподробней.

- А что там рассказывать? Я его и видела-то всего один раз, как раз тогда, когда нас с ним познакомили. А, кстати, вон он пришел с этой замухрышкой Соней.

- Где, где? Покажи, вон тот толстячок? Ну, у тебя и выбор!

- Ненси, ты не туда смотришь. Смотри, вон, у окна, с ним как раз эта старая мегера, которая ведет скандальную хронику. На что она надеется, у нее на лице в морщинах все ее года написаны, даже пудра не помогает!

Соню увела куда-то хозяйка, а за Аркада ухватилась журналистка.

- Молодой человек, вас, кажется, зовут Аркадом! Я журналистка одной из ведущих газет, Люси Монтеггер, зовите меня просто Люси. Не нальете мне чего-нибудь?

Аркад взял с ближайшего стола бутылку виски, наполнил бокалы, добавив кусочки льда, и один передал Люси.

- Откуда вы меня знаете? Я здесь в первый раз.

- Слухами земля полнится. На то я и ведущая журналистка, чтобы все обо всех знать. А о вас давно идет молва среди общих знакомых. Хоть вы здесь и новенький, но вас все девицы моложе тридцати лет, наверное, здесь знают.

- Что же во мне такого, чтобы мною заинтересовался ведущий журналист?

- Ну, не говоря уже о том, что вы молоды, симпатичны… Если бы мне сбросить годков десять, то вы бы от меня никуда не делись, не в пример этим молодым шлюшкам, которые глядя на вас пускают слюни. А во-вторых, этот пройдоха Томи, числящийся в нашей среде ученым, откуда-то вынюхал, что у вас особые экстрасенсорные способности. Сейчас мало людей, таких симпатичных, да еще обладающих выдающимися способностями.

- Ерунда, это все слухи. С такими данными, как у меня, полно знаменитостей. Почему бы вам не переключиться на них?

- Эти-то, собравшиеся здесь, знаменитости? Да я их всех знаю - кто, где, с кем и как спит! Мне о них нечего писать, кроме кухонных сплетен. Они мне не интересны. А вот вы на сегодняшний вечер - мой. И Соня подождет, никуда не денется. Так что давайте, поделитесь со мной, что там у вас за особые способности?..

* * *

Прошел месяц с памятной для Альберта вечеринки, когда он определил, что Томинакер интересуется Аркадом. После этого он раз или два приглашал его в свою лабораторию, но не в период испытаний. Тревожное чувство по поводу сгущавшихся над головой Аркада туч только усилилось. После очередного сеанса испытаний, ставших для их обоих еженедельной потребностью, он решил расставить все точки над i .

- Аркад, мы с тобой живем не в идеальном государстве. Я бы хотел, чтобы ты усвоил одну простую истину. Всякая государственная система ущербна, она работает сама на себя. Она создается вождями с помощью толпы, эмоциями которой они манипулируют. Это энергетические вампиры. Пойми меня правильно, я не ударяюсь в предрассудки шарлатанов двухсотлетней давности. Но, подумай, для осуществления своих целей требуется колоссальная психическая энергия. Попробуй-ка воодушевить на что-нибудь группу людей из 15-20 человек и ты увидишь, что это не так-то просто. У каждого свои эмоции, свои интересы. Один хочет позабавиться в разгуле страстей, другой - что-нибудь разгромить или разграбить, третий жаждет справедливости и чтобы она была одна и одинакова для всех сразу. А если их не пятнадцать, а сотни, тысячи! Ты представляешь, какой заряд энергии нужен, чтобы всех этих разных людей повести в одном, нужном для вождя, направлении?! И откуда же они могут черпать такую энергию? Только из энергетического потенциала окружающей их массы людей. Или с помощью прибора, созданного на базе исследования таких, как ты.

- Так вот почему ты с отвращением, как я заметил, смотрел на своих коллег, которые предлагали устроить митинг протеста в связи с запрещением неправительственных исследований явлений экстрасенсорики!

- Ты правильно понял. Я не могу ходить на сборища, где очередной шарлатан, претендующий на роль вождя, обтекаемыми, красивыми фразами, воздействующими на мои органы чувств, будет поглощать мою энергетику, насыщаться ею, как вампир, и с ее помощью осуществлять какие-то свои цели, которые для меня могут оказаться совершенно чуждыми. Сделай всех частными, независимыми индивидами и ты получишь свободу воли. А где есть свобода воли, там нет рабства, там нет власти как таковой, в современном смысле, там нет угнетения. Там может быть только сотрудничество, если все хотят выжить. Конечно, я понимаю, что это абстракция, которой невозможно достичь. Всегда найдется паршивая овца, которая захочет воспользоваться трудами ближнего. Но это более гуманная абстракция, чем та, которой следует коллективизм. Его пророки, эти учителя человечества, пренебрежительно заявляют - народ не созрел для свободы, необходимо государство, но «наше» государство. В результате худшие экземпляры человеческой толпы господствуют. Это и есть практический результат всего коллективизма. Экономические эксперименты тоже ничего не дали. Они лишь показали, что, сконцентрировав власть, ресурсы, финансы в одном центре, можно достичь глобальных проектов, если не ставить на весы человеческие жизни. Но ведь это было давно известно и без экономических экспериментов коллективизма. Вспомни историю человечества - египетские пирамиды…

Альберт замолчал на половине фразы, посмотрел на Аркада.

- Ладно, что я тебе читаю лекции; ты об этом наверняка слышал в университете. Единственное, что ты должен твердо усвоить: если ты личность, то никогда не позволишь другому обогащаться таким образом за свой счет, как это делают политические лидеры. А ты личность. Но у тебя в голове много идеологического мусора. Ты хочешь оставаться законопослушным гражданином. И я ничего не имею против. Я сам стараюсь быть законопослушным. Но не надо возводить это в степень. Любая государственная система работает, прежде всего, на политиков, стоящих у нее на страже. Идеальных государств, которые соблюдали бы интересы всех граждан, не бывает и в принципе не может быть. Просто приходится делать выбор между плохой системой, плохой властью и худшей.

- Альберт, ты считаешь наше государство худшим вариантом? Ведь это демократия. Недавно показывали дебаты, где оппозиция критиковала официальную политику властей. Разве это худшая система, в которой можно что-то изменить с помощью критики?

- Вот, вот! Я как раз об этой твоей иллюзии и толкую. Наше государство таково, что все мы в нем - заложники недостатков воспитания первых лиц, имеющих неограниченную власть. А даже если бы и был закон, ее ограничивающий, то что бы ты сделал, чтобы этот закон осуществить?! Но самое неприятное в том, что для системы власти и не важно, какими будут лидеры. Будут ли они бороться с коррупцией и произволом или же ничего не смогут сделать, или не захотят. Неугодный для системы лидер всегда будет смещен…

Альберт на минуту замолчал, проверяя контакты аппаратуры, готовя ее для очередного испытания, а затем заключил:

- Необходимо достаточно большое жизненное пространство, чтобы люди рассредоточились на нем так, чтобы не мог появиться очередной шарлатан, знающий лучший для человечества путь и требующий ему подчиняться. Вот почему так важен космос! Но до тех пор государство - это бич человечества.

- Неужели все так безнадежно? Неужели мы сами, люди, не можем создать на Земле лучший порядок?

- Не знаю, Аркад, я не пророк. Но, посмотри, ничего не меняется от изменения государственных структур. Уж какие только формы власти за последние три-четыре тысячи лет на Земле не существовали! И демократия, и аристократия, и теократия, и деспотия в самых разных проявлениях! Земля уже не способна прокормить выросшее человечество. Она задыхается от экономики, от производства, от их экскрементов. Нужен контроль. А увеличение контроля в производстве, экономике, в любой сфере ведет к росту коррупции самого контроля. Увеличение власти государственного аппарата по контролированию этого процесса ведет к росту мафии самого этого аппарата. И именно первые лица государства со временем становятся главными организаторами коррупции.

* * *

Последние испытания на аппаратуре Альберта и его друга Майкла, задержания в полиции, подряд несколько вечеринок, на которых люди почему-то не расслабляются, не танцуют, а заняты вечными разговорами о политике, - все это вывело Аркада из равновесия. Удивительно, но даже у барменов мозги тоже заняты политикой! Не понимаю людей. Чем они живут? Как будто роботы какие-то, запрограммированы, зациклены на одном.

Аркад сидел в кресле в своей комнате и потягивал приготовленный им самим коктейль из крепких напитков, глядя на движение за окном. Был выходной. Ему не надо было идти на службу в фирму. Особых заданий от начальства по распространению продукции не было, так что свои выходные он мог использовать так, как ему хотелось. А сейчас ему ничего не хотелось. Он предавался меланхолии. Все опротивело. По улице за окном двигались небольшие ручейки людей. Проходящих машин почти не было. Двери магазинов были открыты нараспашку, но покупателей было мало. Солнечные лучи, отражаясь от витрин, разбегались веселым потоком по всему пространству, освещая нежно-золотистым светом всю панораму улицы, придавая ей нарядный, праздничный вид.

Картинка для его взгляда была бы милой, если бы он не видел озабоченных лиц пешеходов. «Люди не умеют расслабляться, - подумал он. - Куда-то вечно спешат, спорят о политике, напрягаются, пытаясь решить будничные проблемы, как если бы эти проблемы составляли смысл их жизни. В результате жизнь проходит, а удовлетворения от нее никто из них не получает».

Ему все осточертело. «Может быть, сменить место жительства, - подумал Аркад, - переехать в другой город? Перейти работать в другой филиал фирмы? Так ведь и там новые знакомые достанут своими разговорами.

Что делать? Позвонить Соне? Но и она потянет в какую-нибудь занудную компанию. Даже она не может обойтись без этих своих компаний! Отдых на природе, только вдвоем, ей не нравится. Обязательно нужна какая-то толпа, толкотня, вечные разговоры на «серьезные» темы, поучаствовать в них, бросить какую-нибудь реплику по ходу разговора, чтобы другим показать свою значимость. Показать свои наряды, поделиться впечатлениями о том, как я сегодня выгляжу. И все это нужно только для одного - утвердиться в себе, утвердить себя в глазах окружающих. Перед всем миром, а прежде всего перед самим собой показать, что я еще что-то значу. Нет, этот выходной я проведу один. Поеду-ка я за город. Поброжу на природе. Может быть, настроение улучшится».

В небольшую наплечную сумку Аркад стал собирать бутерброды, небольшое одеяло - вдруг захочется полежать на траве - и кое-что по мелочи. «Не забыть документы и деньги, а то опять придется тащиться пешком, как в тот раз», - подумал он.

Зазвонил звонок. Аркад решил его проигнорировать: «Сегодня я никому ничего не должен. С Соней мы не договаривались о встрече, а с Альбертом мы встретимся только на следующей неделе».

Звонок не умолкал. Наконец, не выдержав, Аркад подошел к телефону: «Надо было мне быстрей собираться. Кто бы это мог быть?»

Он поднял трубку:

- Алле, кто это?

Хрипловатый мужской голос спросил:

- Это вы, Аркад?

- Да, это я. Что вам нужно? Кто говорит?

- Вы меня не знаете, мое имя вам ничего не скажет. Мы с вами не знакомы, во всяком случае, вы со мной. А вот вас я знаю, наслышан. Нам порекомендовали обратиться к вам. Нам нужна ваша помощь.

- Кому это вам? И что это за помощь? Я обычный человек и вряд ли я могу оказать кому-либо какую-то поддержку. Я сам нуждаюсь в некоторой помощи.

- Думаю, мы друг другу нужны. Я представляю определенную организацию, которая может оказать вам солидную поддержку во всех ваших начинаниях. Нам надо бы встретиться и поговорить, - голос засопел. - Согласны?

- Я так и не понял, что же вам нужно от меня?

- Это не телефонный разговор. Если вы не возражаете, давайте сегодня встретимся в каком-нибудь кафе, так, часика через два. Я угощаю!

- В каком кафе? Я собрался за город, на природу, - после некоторого раздумья Аркад добавил. - Но по пути могу поговорить с вами. Только не через два часа, а через полчаса. Если хотите, можно встретиться в бистро рядом с автобусной остановкой.

- Согласен. Итак, через полчаса в бистро.

- Постойте, а как я узнаю, что это именно вы?

- Меня вы не знаете, но я вас узнаю, так что до встречи.

«Что за черт, - подумал Аркад. - Опять какие-нибудь неприятности? Во всяком случае, надо его послушать, все-таки какое-то разнообразие. Может быть, скажет что-то интересное, а то в последнее время все было таким пресным!»

Еще раз проверив содержимое сумки, не забыл ли чего, Аркад закрыл дверь квартиры, подергав за ручку двери, удостоверился, точно ли она закрыта, и направился в направлении автобусной остановки.

Бистро располагалось недалеко от его дома. Он пришел туда чуть раньше оговоренного срока и решил попить пива, пока его кто-нибудь не окликнет: «Может быть, это розыгрыш какого-нибудь знакомого. Ладно, подожду минут пятнадцать, попью пива и пойду на автобус».

Бистро размещалось в полуподвале шестиэтажного дома. После теплого солнечного дня помещение показалось немного прохладным, в нем царил полумрак. По одной стене зала располагались два длинных стола примерно на шесть персон и такой же длины лавки по обе стороны от них. В другом углу размещались несколько небольших столиков со стульями. Столы, лавки и стулья были из натурального дерева, выструганы, покрыты лаком и разрисованы под старину. В просторном зале, - в бистро был только один зал, - практически никого не было. Две девицы неподалеку от стойки попивали какой-то красный напиток из бокалов, вероятно, вино, и ели мороженное. За вытянутой стойкой бара, на которой стоял агрегат для разливного пива, сидела девица средних лет и что-то читала. Лицо ее было миловидным, а вот фигура у нее уже начала расплываться. Позади стойки, у зеркальной стены, на полках стояли бокалы, бутылки с различными алкогольными и просто напитками, какие-то пакеты, конфеты и всякая всячина. При входе Аркада барменша отложила книгу, поднялась и пододвинула ему меню.

- Я ничего не буду заказывать, мне только кружку пива.

- Что-нибудь к пиву возьмете?

- Нет, только пиво и, если можно, холодное.

Не отходя от стойки, Аркад дождался, пока девица не наполнила кружку с пеной, расплатился и прошел в дальний угол. Стол был недалеко от входа в бистро и позволял видеть весь зал. Прислонившись к стене, Аркад с наслаждением сделал глоток.

В глубине помещения, по левую сторону от бара располагались пять или шесть игровых автоматов, как в просторечии их называли, «бандиты». При довольно долгой игре невозможно было выиграть.

Аркад пил пиво, посматривая на часы. Время истекало. Сделав последний глоток, он посмотрел на входную дверь. Никто не входил. Он приподнялся, прихватил сумку и уже было направился из-за стола к двери, как вдруг она открылась, впуская еще одного посетителя. Мужчина средних лет, скуластый, сухопарый, довольно высокого роста, метр восемьдесят с чем-то, с острым взглядом, сразу направился к нему.

- Аркад! Я тот, кто вам звонил… Присядем?! Кроме пива что-нибудь хотите выпить, поесть?

- Нет. Знаете, я не нагружаюсь в начале дня. Да и пиво я выпил, лишь поджидая вас. Так, что у вас ко мне?

- Аркад, у нас солидная организация, я уже говорил по телефону. Но я не мог все сказать, могли прослушивать… - на несколько мгновений незнакомец замолчал, как бы обдумывая, с чего начать.

- Хотя я знаю, что вы пока еще не на учете у государственных служб. А здесь, в бистро, нет прослушивания. Поэтому я могу сказать больше. Извините, я должен сделать какой-то заказ, иначе мы привлечем повышенное внимание…- незнакомец приподнялся и закончил. - Кстати, меня зовут Гудвин.

Он прошел к стойке бара, заказал чашку кофе, дождался, пока не выполнят его заказ, расплатился и с чашкой кофе вернулся к столу.

- Аркад, мы, члены организации, вынуждены скрываться, находиться в подполье…

- У нас есть идеи, как изменить этот прогнивший мир… Надо найти ключевые фигуры на политическом Олимпе и разоблачить их…

Аркад ждал продолжения.

- Сами террористы средств не имеют. Их обеспечивают средствами мультимиллионеры, политики тоталитарных режимов и другие, подобные им. Террористами становятся еще и фанатики веры. Но чтобы они могли осуществить свои грандиозные террористические акты, нужны огромные финансовые средства… Поэтому нет вопросов, где искать их спонсоров. По нашему мнению, кто-то хочет изменить мировой порядок, задать контролируемую тенденцию развития, то есть контролируемый терроризм, акты которого могут направить землян по определенному сценарию развития… Кто? Для чего? Земляне? Инопланетяне? Каковы возможные последствия развития землян при такой раскладке земных сил? Мы и хотим доискаться до всего этого.

- Благая цель. А при чем здесь я?

- Мы можем получить нужную информацию, у нас есть люди во всех государственных службах. Но у нас нет ученых, которые бы исследовали этот вопрос. А вы связаны с миром ученых, исследователей. Мы о вас много слышали, немного там, немного здесь… Все о вас говорят. К тому же вы общаетесь, по нашим меркам, с толковыми учеными.

- Что значит, «толковые ученые»? Да, у меня есть один друг, мой наставник. Но я больше никого не знаю.

- Аркад, вы себя недооцениваете. Вы даже не догадываетесь, как много слухов ходит о вас в этом городе. Слухи разные. Но мы научились просеивать их и получать из них правильную информацию. Даже одно то, что вами интересуется Томинакер, говорит о многом.

- А кто такой Томинакер?

- Не берите в голову. Он не стоит того, чтобы о нем помнить. Но, по нашим данным, он на службе у секретных служб. И в то же время крутится среди толковых ученых. Кроме того, вы обладаете некоторыми экстрасенсорными задатками. Поймите меня правильно. Мы не пытаемся вас как-либо купить или, тем более, запугать. Наша организация исповедует демократический выбор каждого человека. Сам человек должен решить, как ему поступать. Но так или иначе в наше время этот выбор придется любому из нас когда-нибудь сделать.

Гудвин сделал глоток и продолжил:

- Думаю, что скоро вами заинтересуются спецслужбы. Может быть, даже с подачи этого Томинакера. Так что вам все равно придется делать выбор - быть свободным человеком, помогать таким же, как вы, свободным гражданам, объединенным в организацию, либо за вас в скором времени выбор сделают государственные службы.

- Почему вы так решили? Я обычный человек. Ничего особенного за собой я не замечал. Я даже не экстрасенс.

- Не скажите! Самому о себе трудно судить. Со стороны часто получается лучше. У нас есть информация об вашем общении с кем-то или с чем-то неземным. Помните, в отделении полиции, когда вас попросили опознать кое-что или кое-кого? Наш наблюдатель сообщил, что пока все в отделении были в отключке, вы имели контакт с этим «нечто», которое потом исчезло…

При этих словах Гудвин так разволновался, что пролил несколько капель кофе на стол, когда хотел сделать глоток. Видимо, этот сюжет из жизни Аркада очень сильно взволновал людей, знавших о произошедшем событии. Наверное, по этому поводу в руководстве организации, которую Гудвин представлял, шли жаркие споры. Да и как было не спорить. Аркад вспомнил, как и при каких обстоятельствах он общался с посланником внеземного разума и как этот посланник потом исчез. -Так вот откуда поползли слухи! Значит, не только полицейские были свидетелями! Да и были ли они свидетелями? Они находились в отключке и ни о чем не догадывались. А вот сторонний наблюдатель смог свести концы с концами.

- Ну, хорошо. Предположим, один такой эпизод был. Причем я был в нем статистом. Но все же мне никак не понять , зачем я нужен вашей, неизвестно какой организации? И какие у меня гарантии, что ваша организация с благими целями не является еще одной секретной государственной службой?

- Ну, что касается первого вопроса, то здесь все просто. Мы бы хотели наладить тесные контакты с вашим наставником, а через него и с другими исследователями. Причем, заметьте, не бескорыстно для них. Что касается второго, здесь мы оба должны подумать. Как вы понимаете, доверие связано с риском. Я должен получить полномочия от руководства на раскрытие перед вами и вашими друзьями некоторой информации об организации…

- Давайте не будем спешить. Будем считать, что первый контакт между нами состоялся и, я считаю, он положительный. Вы согласились на встречу и на обсуждение некоторых вопросов. Думаю, что вы поделитесь этим со своим наставником и определитесь. Предлагаю связаться друг с другом через месяц. Я вас сам найду. Согласны?

Что оставалось делать Аркаду?

- Согласен.

На том они и расстались. Аркад направился к автобусу, а новый его знакомый Гудвин быстрым шагом отправился в противоположном направлении…

При очередной встрече с Альбертом Аркад сообщил ему о сделанном предложении со стороны мифической организации.

- Что касается меня, то я категорически против всяких контактов. А ты, Аркад, взрослый человек и сам решай, как тебе поступить. Боюсь, это авантюра. Не связывайся ты с этими…, не лезь в политику. Ты же видишь, все вокруг больны интригами власти, все хотят поучаствовать в политике. Зачем тебе это? Твой новый знакомый может оказаться каким-нибудь… чокнутым; таких на Земле много.

* * *

Прошел месяц после оговоренного с Гудвиным срока, но Аркада так никто и не побеспокоил. «И слава богу», - подумал Аркад. Наверное, прав его наставник, что это какая-нибудь авантюра или провокация. Не стоит об этом даже задумываться. Надо выкинуть из головы и жить дальше своей жизнью.

Неделя прошла в разъездах по делам фирмы. А по возвращению, как они ранее и договаривались с Альбертом, он пришел к своему наставнику, собираясь поучаствовать в очередном эксперименте по выявлению границ своих сил.

Зайдя в мастерскую Альберта, как с некоторой долей гордости называл свою маленькую частную лабораторию его наставник, Аркад обнаружил посетителей. «Может быть это и хорошо, - подумал он. - Честно говоря, мне немного поднадоели эти исследования. Что хочет обнаружить во мне Альберт? Что такого особенного во мне есть? Ладно, потом разберемся с этим. Так, если испытаний в этот раз не будет, значит, можно что-нибудь выпить. Кажется, у Альберта в запасе что-то было. Надо покопаться в его шкафах…»

- Послушай, Альберт, ты сам знаешь, что у тебя здесь не идеальные условия. А в лаборатории моих друзей - самая современная аппаратура. И условия пребывания там комфортабельные, Аркаду понравится. Ему не нужно будет работать. И он может либо проводить время там, либо приходить на сеансы. Кстати, ты сам будешь продолжать вести программу…- Томинакер хотел было еще что-то добавить, но в нерешительности только потирал руки. Наконец, он решился высказать то, с чем он и пришел в мастерскую Альберта. - Если вы не возражаете, я пойду, договорюсь с нашими друзьями и, уже завтра можно будет приступить к исследованиям.

- Давай, давай, Томи, а мы подождем, что там у тебя получится.

Все молча наблюдали, как Томинакер закрывал дверь. Но стоило ему уйти, и все оживились. Все-таки чувствовалось, что Томи, как его с некоторой долей сарказма всегда называл Альберт, здесь недолюбливали.

- Альберт, в твоей богадельне есть на чем приготовить чашечку кофе? Пока Томи вернется, мы могли бы пропустить по глотку и серьезно поговорить.

- А вот здесь ты ошибаешься, Мак. Как раз на кофе и разговоры у нас времени нет. Потому что нам пора уходить отсюда.

- Послушай, Альберт, а разве ты не собираешься подождать результатов переговоров Томи? Ты же сказал ему, что мы будем его здесь ждать! Почему ты не хочешь контактировать с этой лабораторией, как советовал Томи? По его словам, это правительственные исследования, а не лаборатории спецслужб. Ведь Аркада, с его потенциями правительство сможет защитить от разных секретных государственных и частных служб. С его-то уникальными способностями он должен представлять национальный интерес. Да и оборудование у них, я тоже слышал, не в пример твоему здесь. Может быть, даже получше, чем у наших друзей на астероиде. А до него еще надо добраться. Почему ты думаешь, что если спецслужбы захотят вмешаться, то они не смогут перехватить любой корабль на полпути туда?

- Да потому, что если мы смотаемся отсюда сразу же, они нас не вычислят быстро. А когда будем уже в космосе, они не пошлют за нами перехватчика, нет оснований, мы же не преступники. Томинакер не все знает о способностях Аркада. Он думает, что у Аркада - зачатки телепатии и только. Мы никогда при нем не проводили испытаний. Я ему не доверяю. Уж больно он печется об интересах нашего распрекрасного государства.

- Ну, Альберт, по-моему, ты перегибаешь палку. Конечно, Томи немного суетится, но он заботится о государственных интересах. Это можно понять. Что в этом плохого? Ведь, в конце концов, государственные интересы - это интересы нашей страны и всех нас.

- Оказывается, ты еще более наивен, чем я думал, Мак. Где это ты видел, чтобы государство заботилось об интересах простого рядового гражданина? Не надо специально исследовать, чтобы понять - когда политики с высоких трибун вещают нам о государственных, или национальных интересах, то под этим они разумеют свои собственные интересы. Попытайся изучить, Мак, до атомов, так называемые государственные интересы и ты поймешь, что за ними скрываются действительные интересы небольшой кучки людей, имеющих власть в данной стране. И ничего более! - отвечая, Альберт быстро собирал какие-то инструменты во вместительную сумку. Уже закрывая ее, он закончил:

- Можно одурачить толпу, Мак. Но мы-то с тобой ученые. И ты, Мак, хотя бы из книжной истории должен был бы для себя что-то вывести. Где это, в какие времена и в какой стране государственные службы защищали бы интересы простых людей? Я бы хотел пожить в такой стране. Но таких стран в природе нет.

Аркад, краем уха прислушивавшийся к спору, решил все же поискать в шкафах что-нибудь, чтобы приготовить всем кофе. Эти споры о политике уже наели оскомину. На вечеринках у друзей, на сеансах у Альберта, на улице, в баре, чуть ли не в постели с очередной симпатичной подружкой, - везде люди толкуют о политике, как будто без нее невозможно прожить. Как будто бы их мозги, как компьютер, зациклили на одной и той же программе, в рамках которой они должны функционировать. Как будто природа, удовольствия, спорт, секс, чувства - все это лишь приложение к главной программе. И журналисты не могут или не хотят переключать сознание людей с нее. А, возможно, именно на этом большинство из журналистов и зарабатывает себе на жизнь.

Мозговая болезнь, которой он не был подвержен. Дружба, чувство собственного достоинства, маленькие приятные радости, когда пробуешь на вкус деликатесы, напряжение мышц, чувство голода и усталости, оргазм - это да. Но чтобы так увлекаться политикой, как многие его знакомые, надо быть генетически ущербным человеком - повышается адреналин и появляется особый дополнительный стимул к активной творческой жизни человека лишь при ежедневном обмусоливании политических вопросов!

В шкафу кое-что нашлось. Аркад стал все это вытаскивать, когда Альберт обратился к нему:

- И вот что я скажу тебе, Аркад. Раньше я с тобой часто и много беседовал на эти темы. Теперь не буду. У тебя уже нет времени на раздумья. Эта сука, Томинакер, чует мое сердце, наверняка заколачивает дополнительные деньги наушничеством в одной из этих вшивых контор. Если ты сейчас не поспешишь, то потом на меня не обижайся - я тебя предупредил. А уж они за тебя возьмутся крепко, поверь мне. Как только ты попадешь к первому же профессионалу, специалисту, так они за тебя так зацепятся, что до конца своих дней будешь подопытным кроликом.

Альберт между фразами собрал еще некоторые инструменты и вещи и сложил их во вторую сумку. С сожалением окинув прощальным взглядом свою лабораторию, как бы в предчувствии, что уже никогда сюда не вернется, он продолжил:

- В общем, как знаешь. Конечно, будет жаль, что твои большие возможности пропадут зря, во всяком случае, для тебя самого. Вы как хотите, а я отсюда ухожу насовсем и немедленно. С вами или без вас - я улетаю.

Споров больше не было. Серьезность намерений Альберта и собственная растерянность порождали в душе у каждого бессознательное чувство опасности, которому веришь и которому неуклонно следуешь, даже если рациональные размышления этому противоречат. Все зашевелились.

И предупреждения Альберта оказались действительно верными. Не успели они выйти из помещения лаборатории, как услышали сирены полицейских машин. Улица, на которой располагалась частная маленькая лаборатория Альберта, была достаточно протяженной. Словно змея, она извивалась вдоль городских зданий, высоких и низких, заканчиваясь несколькими ответвлениями в короткие улочки, переулки и тупики. Оценив расстояние от их здания до машин по звуку сирен, Альберт вновь вернулся в лабораторию, быстро закрыл дверь на засов «- Это немного их сдержит, хотя и не надолго», - подумал он. Молча, быстрым шагом он пересек помещение наискосок. На стене, противоположной входной двери, на уровне плеча человека среднего роста, торчал кусочек обоев. Кое-где из-под обнаженных участков стены сыпалась штукатурка; ее горки видны были на полу у плинтусов. И только более пристальный взгляд выделил бы именно этот завиток обоев от остальных, похожих на него. Он представлял собой подделку из какого-то жесткого материала. Под ним была замаскирована еле заметная кнопка, смахивавшая, скорее, на какое-нибудь домашнее насекомое, чем на посторонний для этой стены предмет. К ней и устремился Альберт. Быстрым движением он повернул завиток по часовой стрелке, освободив кнопку, несколько раз надавил на нее в определенной последовательности, и нижняя часть стены сместилась в простенок, образовав лаз в четверть человеческого роста.

- Быстро, быстро! Может быть, мы еще успеем. Пока они будут возиться с дверью, мы сможем оторваться подальше от этого квартала. Может, нам еще повезет.

Альберт затолкал каждого в этот лаз, сам залез последним, еще раз снизу осмотрел комнату, как бы прощаясь с ней навсегда, и поставил задвижку лаза на прежнее место с обратной стороны.

Ход представлял собой узкий вытянутый коридор с низкими потолками, похожий на переход между разными блоками старой тюрьмы, такой же мрачный, с темными заплесневелыми углами, в которых шуршали мыши. В отличие от тюрьмы, здесь вообще не было никаких проемов, дверей или отверстий, только голые железобетонные стены. Ход извивался. Казалось, они пробирались в каком-то запутанном лабиринте. Но в то же время наблюдалась определенная закономерность в его изгибах: коридор изгибался только в одну сторону, словно окантовывая собой некий огромный периметр.

У Бренана был небольшой фонарик, луч которого он иногда направлял на безмолвные стены, а затем вновь устремлял футов на пять впереди себя, освещая дорогу. Альберт замыкал их шествие, изредка резко бросая: «Быстрее!».

Спустя минут двадцать, а может, и все два часа - в этом темном запутанном лабиринте время изменило свой бег, - группа остановилась. Бренан чуть не наскочил на стену, вставшую на их пути. Тупик. Раздвигая стоящих впереди локтями, Альберт пробрался вперед.

- Подождите, я открою. Потуши фонарь, Бренан. Надо осмотреться. Неизвестно, насколько эта сука вынюхала наши маленькие тайны. Если Томи знает об этом ходе - нам крышка.

Он чуть не вплотную подошел к стене, правой рукой осторожно стал шарить по ней на уровне головы. Нащупав невидимую в темноте выпуклость, еле касаясь пальцами поверхности, Альберт слегка надавил на нее. В стене образовалась трещина; в темноту, окружавшую их, проник свет с улицы. Осторожно, будто прикасаясь к заряду, Альберт понемногу стал расширять световое пространство. Когда выделенная светом дверь из их лаза приоткрылась на фут, Альберт высунул голову наружу.

Напротив образовавшейся двери через улочку не более десяти футов шириной, чуть наискосок находилась стандартная дверь, которые обычно бывают в маленьких булочных или забегаловках на пять-шесть человек. Внимательно осмотрев оба конца улочки, кинув взгляд на окна второго этажа здания напротив, Альберт повернулся к своим спутникам.

- У нас есть от силы пять минут, чтобы выйти на Банк-Стрит. Там стоит крытый драйлер. Конечно, скорость у него не та, что на современных, но мы должны успеть. Никаких задержек и вопросов, потом все объясню. И пусть нам выпадет удача! Иначе все мы покойники. Быстро, по одному, за мной!

Не дожидаясь реакции и не оборачиваясь, Альберт быстро пересек улочку, приоткрыл дверь соседнего здания и скрылся за ней. Не медля, все устремились за ним.

Комната, куда они попали, представляла собой заброшенное помещение какого-то офиса, в котором последний раз были люди, наверное, не менее месяца назад, да и то, видимо, бродяги, искавшие временное укрытие от дождя. Мебели не было никакой. На полу по углам скопились кучки мусора, везде валялись обрывки бумаги, газет и какого-то тряпья. На тонком слое пыли не было видно никаких следов. Окна помещения выходили по другую сторону здания; на некоторых еще сохранились стекла.

Не приближаясь к окну, Альберт стал внимательно всматриваться в довольно широкое пространство, открывавшееся за ним. Посмотрев туда же, все вдруг заметили своих преследователей. Но у группы было преимущество.

Как оказалось, лабиринт вывел их по круговой. И сейчас они могли наблюдать, как группа из двадцати хорошо экипированных спецназовцев расположилась перед дверью недавно покинутого ими помещения. На головы оперативников были надеты шлемы с окулярами инфравидения, хотя было еще достаточно светло. Каждый из них, за исключением главного, державшего в руках маленькую коробочку, посредством которой он отдавал приказы, видимо, непосредственно в шлемофоны своей боевой группы, сжимал в руках современный вариант стекера. При попадании его лучевой точки на любую часть человеческого тела человек превращался в обездвиженное мычащее животное. Не было сомнений, что стрелки, без раздумий, подстрелят любого, выходящего из помещения.

У группы Альберта оставалось небольшое преимущество. Спецназовцы не знали этой части города, а для Альберта каждый закуток являлся частью его мира. В той жизни, которую он вел последние двадцать лет, важнейшим фактором выживания было доскональное знание каждого кирпича в окружающих старый район города зданиях, каждой двери и щели, в которую можно было бы втиснуться при участившихся в последние годы проверках и облавах полиции на экстрасенсов и всякого рода оппозиционные элементы.

Альберт к ним уже привык. В этой постоянной игре в кошки-мышки с полицией он находил даже нечто забавное. Иногда он попадал в их сети. В таких случаях в отделениях полиции, куда его забирали вместе с остальными задержанными при облаве, он изображал ершистого одиночку ученого, бунтаря против всего мира, в душе посмеиваясь при этом над снисходительностью к нему очередного дежурного сержанта. Но чаще он уходил от них по своим, во множестве устроенным им же ходам за пределы старого города. Но сегодня происходило нечто иное. Эта давняя игра приобрела смертельный оттенок - в нее играла уже не обычная полиция, а спецназ. А это пахло стерилизацией личности на операционном столе.

Тело покрылось испариной. С минуту он наблюдал картину профессионального расположения стрелков против двери его последнего пристанища. В душе появилась искорка страха, которую он тут же погасил, вспомнив о своей цели, о способностях Аркада и на миг представив возможные последствия его захвата. Ужас накатил горячей волной откуда-то из середины груди вверх по его лицу. Он ни капли не сомневался, в отличие от самого носителя необычных способностей, в том, что энергетика, которую носит в себе Аркад, при определенных обстоятельствах управляемая и направляемая, может стать источником огромной разрушительной силы. Окружающие, как, впрочем, и сам Аркад, об этом и не подозревают. Он бросил быстрый взгляд на Аркада.

«Может быть, именно сейчас чрезвычайная ситуация», - промелькнула мысль. Но нет, он не вправе распоряжаться чужими жизнями. Это противоречило всем его жизненным установкам, всему его человеческому существу. Даже если их сейчас схватят и раскрытые способности Аркада будут использованы во вред человечеству, у него никогда в жизни, если он останется жить, не найдется для себя самого никакого оправдания за убийство своего молодого друга, - а ведь он подумал именно об этом. Никогда ранее мысли о лишении другого разумного существа жизни не возникали настолько осязаемо. Иногда Альберт задумывался над подобной тематикой, но только абстрактно. А чтобы вот так, как сейчас, практически лишить жизни человека; и кого - своего ученика и друга - так вопрос никогда не стоял. Ему стало одновременно и стыдно, и страшно. Впрочем, эти мгновения душевной муки никак не отразились на его физической реакции. Он быстро пересек комнату, увлекая всех за собой.

В левой стороне комнаты имелась еще одна обычная дверь, которая вела в примыкавший к опасному пространству переулок, выводивший к городским коммуникациям. За углом стоял на вид старенький стайдер, однако передняя его часть несколько отличалась от стандартных моделей некоторой тяжеловатостью. Двери были там же, что и у обычного стайдера, но, вот, окна отсутствовали. Он походил на грузовой вариант с небольшими модификациями для обеспечения большей подъемности. На самом деле он мог при случае заменить аерстрим даже на больших высотах, а в скорости не уступал полицейским арровам. Обычные арровы могли преследовать жертву в городских джунглях несколько часов без дозаправки со скоростью 400 миль в час. Ими была оснащена только полиция, некоторые гражданские правительственные службы и, естественно, спецподразделения. Любой внешний признак, говоривший о превышении гражданским арровом скорости свыше 200 миль, указывал на нарушение, и по специальному акту властей арров подлежал изъятию полицией без всяких объяснений. Правительство жестко следило за своими прерогативами.

Но арров Альберта внешне ничем не отличался от любого другого гражданского стайдера, за исключением встроенных дополнительных

силовых установок по уменьшению гравитации. Вот бы удивился старший группы спецназовцев, если бы увидел, как обычный стайдер с Альбертом и его друзьями на борту за доли минут, набрав скорость космической шлюпки, яркой стрелой устремился на северо-запад.

Они приземлились в одном из маленьких гражданских космопортов, предназначенных для отправки челночных рейдов представителей небольших фирм на Луну и ближайшие к Земле астероиды. Поэтому его охрану составлял минимум официальных лиц в полицейской форме, скорее отпугивавших посторонних, чем представлявших реальное препятствие какому-либо захватчику частной шлюпки. Однако нападавшему без знания кода здесь и делать было нечего, разве что только нанести какой-либо шлюпке внешние повреждения. Поэтому у ворот их встречали всего два охранника: один - с небольшими звездами, другой - с нашивками сержанта. Видимо, предупреждение по рации от спецназовцев о задержании их группы все же последовало.

Во время полета в космопорт Аркад припомнил все эпизоды столкновения с представителями властей. И тот случай наглого, бесцеремонного обхождения с ним, когда его заподозрили в убийстве своего приятеля, когда не имея никаких, даже формальных, оснований они обращались с ним как со скотом. И другие, менее печальные, но тоже достаточно неприятные ситуации. Эти воспоминания подняли в его душе бурю эмоций. Вот и сейчас охранник в форме, по-видимому, старший, более крупный, чем его партнер с нашивками сержанта, молча схватил шедшего первым Альберта за руку и попытался завернуть ее за спину.

- Куда прешь, сука? Стой на месте, пока мы не проверим твои документы.

Группа остановилась. Аркад приблизился к амбалу и попытался освободить руку Альберта. Амбал другой рукой резко оттолкнул его в сторону, так что Аркад, опрокидываясь на спину, на одних пятках сместился от них футов на семь и упал бы, если бы не решетка ограждения сзади. При этом офицер резко мотнул головой своему напарнику:

- Вызывай подмогу, кажется, это они и есть, о ком нас недавно предупреждали.

В глазах у Аркада замелькали искры. С этого момента он уже перестал сознательно контролировать свои эмоции. Все вдруг показалось ему в каком-то странном, плывущем кругами, синеватом свете. Окружающее пространство сдвинулось, исказилось, как если бы резко изменилось давление, и предстало в туманном движущемся мареве. Словно им овладело нечто, неподвластное и в то же время придавшее ему такую внутреннюю силу, что ему показалось он все может.

В голове пронеслось: «Эти сволочи издеваются над моим другом. На каком основании они издеваются над нами? Я не хочу их грязных прикосновений!»

Последняя осознанная мысль настолько сильно обожгла мозг, что Аркад едва не потерял сознание. Прошла минута, другая. Его привел в себя голос Альберта:

- Ты сделал это, Аркад! А теперь пошли быстрее, пока твоя сила их держит, пока они в трансе.

Ухватив Аркада за руку, наставник повел его, как слепого, к одному из ангаров, кивнув остальным следовать за ними. Уже отойдя шагов на тридцать, Аркад стал приходить в себя. Обернувшись, он увидел нелепые позы двух охранников, застывших в своих движениях, неподвижный оскал лиц, вытаращенный взгляд, устремленный непонятно куда.

- Что с ними? - только и смог он спросить.

- Потом мы подумаем над этим более подробно, когда у нас будет достаточно времени для этого. А сейчас могу только сказать, что ты непроизвольно применил к ним Силу, которой обладаешь. Я давно знал, что-то подобное в тебе есть. Потом подумаем, как ты сможешь это в себе контролировать. А сейчас быстренько улетаем отсюда…

* * *

Прибытие на астероид произошло без происшествий. Видимо, спецслужба не получила приказ догнать их шлюпку в пути. А может быть, что более правдоподобно, в частоте полетов специалисты службы просто не смогли точно вычислить, куда они летят. Не исключался вариант, что руководство спецподразделением решило не поднимать шум и взять их тепленькими на самом астероиде во время официальной правительственной инспекции.

Сам по себе астероид был небольшим с точки зрения его колонизации. В этом отношении сотрудники лаборатории могли не бояться его перенаселения. Хотя группа была достаточно большой. В ней насчитывалось около 70 человек. Преобладала мужская половина. Женщины в основном работали младшим научным персоналом. В переходном шлюзе из ангара в основные помещения комплекса Альберта с его друзьями встречал глава колонии Брейли, его коллега Маклин, два молодых техника и златовласка, как ее впоследствии стал называть Аркад, по имени Анхел, которая была помощницей Брейли.

* * *

Эта их относительная безопасность не могла длиться долго. Все это прекрасно понимали. Плюс-минус сутки или двое, но их вычислят. Поэтому Альберт со старшим группы исследователей Брейли первым делом стал решать вопрос, что делать с Аркадом и прибором. С ними, простыми сотрудниками исследовательского комплекса, более или менее все ясно. Ну, продержат их спецназовцы некоторое время взаперти. Потом все равно должны будут освободить, как не представляющих интерес. А вот Аркад - это вопрос! Куда его спрятать? Спрятать здесь? Мало надежды, что спецназовцы его просмотрят. Переправить на другой, мало исследованный астероид с запасом пищи и кислорода - так, в конце концов, и там найдут. Ведь, не вечно же он там будет находиться! Отправить в дальний космос? Нет средств да и морального права перед Аркадом, обрекая его на одиночество и преждевременную смерть.

Все же сошлись на втором варианте. Соседний астероид, хотя и небольшой, всего около двух тысяч миль в диаметре, имел достаточно своеобразную поверхность. Здесь были небольшие, по земным понятиям, скалистые гряды, где во множестве имелись впадины, щели, расщелины, как в пещерах. Они имели связанные переходы, в которых с успехом можно было скрываться несколько недель. Но при наличии специального оборудования, позволявшего создавать временный воздушный кампус, подобие палатки, с достаточным количеством воздуха и пищи, в этом варианте была хоть какая-то надежда, что все обойдется. Решили, что с Аркадом будет Альберт, поскольку он уже засветился на Земле, и кто-нибудь из группы с астероида. С ними также договорились спрятать прибор - Уловитель. А пока решили дождаться последних известий.

Прошло два дня в более или менее спокойной обстановке. Но затем ситуация изменилась. Научная группа из своих источников получила сообщение с Земли о том, что на астероид направляется правительственная комиссия вместе с представителями военных. Стало ясно, что политики Земли, ястребы, хотят захватить аппарат, да и всю группу ученых с Аркадом в придачу.