Перейти на главную страницу сайта Феоктистова Александра Григорьевича
Персональный сайт
ФЕОКТИСТОВА
Александра
Григорьевича
RussianRUS EspanolESP

Новости

01.05. 2009.
Дао Аркада
Опубликован новый роман Дао Аркада. Это продолжение увлекательных приключений Аркада.
31.03. 2009.
Новый форум
Сегодня запущен новый форум. Теперь он многоязыковой. К сожалению пользователей и темы перенести со старого не удалось. Пожалуйста, зарегистируйтесь заново.
29.03. 2009.
Испанский сайт
Запущена испанская версия сайта. Вверху страницы появились языковые флажки.
01.06. 2007.
Стихи Анны Орловой
На странице стихов появились избранные стихи Анны Орловой.

Поиск



Rambler's Top100

Проза

Алекс Фаг

Путь Аркада

ГЛАВА 12

- Ну, что? Комиссия отбыла, можно расслабиться? - молодой сотрудник, задавший этот вопрос, обозрел всех, сидящих в гостиной. Из старших группы в ней был только Маклин. Брейли с Альбертом и его подопечным Аркадом отсутствовали. За день до прилета спецназовцев, никому ничего не говоря, они исчезли. Возможно, в это время они прятались в одной из расщелин соседнего астероида. Поскольку Маклин ощущал ответственность за группу, он ответил:

- Пожалуй, можете и расслабиться. Но мы не застрахованы от повторного визита. А кроме того, как справедливо установила комиссия, - он с тоской посмотрел на единственный аппарат в этой гостиной - визор, - у нас сейчас, действительно, нет нашего прибора.

* * *

- Аркад, ты меня слышишь?

Брейли несколько раз нажал на кнопку связи, прежде чем услышал в своем шлемофоне голос Альберта: «Брейл, не дергайся, он со мной. У него очередной цикл».

Брейли забеспокоился. Они уже находились на своем астероиде и прятались в расщелинах в двадцати милях от научного комплекса. И хотя через Маклина он мог связаться с базой и решить проблему обеспечения их троих воздухом и питанием, но специального медицинского оборудования у них не было. Что означала фраза приятеля о цикле Аркада? Он вновь стал нажимать на кнопку связи, учащенно дыша в динамик…

- Альберт, объясни, что ты имеешь в виду под циклом? У нас нет специального медицинского оборудования. Нельзя ли нам двинуться на базу без промедления? Коллеги сообщили, что комиссия отбыла.

С самого начала этой небольшой экспедиции они договорились с Альбертом, что прибор и Аркад должны укрываться в разных местах. Хотя бы так затруднить розыски. Поэтому сейчас они находились друг от друга в 3-5 милях в несоединенных между собой горных хребтах. Брейли вышел на открытую местность и через шумы в наушниках пытался определить, как далеко от него и в каком направлении находится Альберт со своим подопечным.

- Не дергайся! Я имел в виду его погружение в это… - Альберт на время замолчал, пытаясь придумать название, - назовем это сном. Хотя, наверное, это не только сон. Это такое его состояние транса, по внешнему виду напоминающее сон. Но я-то, давно за ним наблюдаю, и я предполагаю, что в этом состоянии он входит в контакт с кем-то или чем-то… внеземным. Думаю, не надо его тревожить, пока он в таком состоянии. Это похоже на циклы, или, лучше сказать, сеансы связи. Подождем немного.

- Хорошо, Альберт. Тогда ориентируйся на мои позывные. Я понемногу тронусь в сторону базы. Если мои сигналы будут затухать, сообщи, я остановлюсь.

- Принято, Брейл.

* * *

Аркад действительно находился в особом состоянии, которое невозможно назвать ни сном, ни явью. И он общался с Голосом.

- Что это за работа, которой я предназначен? И как я смогу ее выполнить?

Аркад уже почти привык не произносить свои мысли вслух, общаясь с непонятным для него разумом. Это походило на мысленный разговор с самим собой. А больше - на общение с существом, поселившимся у него в голове, и потому несколько раздражало.

- Малыш, это не работа, а предназначение. И ты уже начал его выполнять. Когда ты будешь совсем готов, ты это почувствуешь и узнаешь. Ведь ты видишь некоторые странные для тебя сны?! - последняя мысль прозвучала скорее как утверждение, чем вопрос. - В одном из своих ближайших, как вы их называете, снов, когда ты будешь совсем готов, ты начнешь осуществлять главные функции своего предназначения. Я передал тебе уже многое. Нужно попробовать твои способности. Мы немного попутешествуем, я должен передать тебе свои навыки. Не беспокойся, мы не будем летать в оболочке из плазмы. Пока что без твоего материального тела.

- Как это? - Аркад испугался. Не хочет ли Голос избавить его, Аркада, от бренной земной оболочки? И не получится ли это дорогой без возврата? А ведь ему еще хотелось испытать многие радости земного бытия. Ведь он так еще молод!

- Не волнуйся. Надо только решить маленькую проблему «Гл» на астероиде. Когда вернешься на базу, предложи им сделать это…

Аркаду не нужно было напрягать свой мозг. Все необходимые данные для создания установки для анабиоза, чтобы сохранить его физическое тело, запечатлелись в его памяти.

- Потом мы с тобой немного прогуляемся. Ты должен получить практические навыки.

Голос в голове погас. Аркад почувствовал, что связь закончилась. Осталось ощущение, будто из мозгов ушло что-то постороннее. Он пришел в себя и обнаружил, что лежит внутри замкнутой оболочки, сквозь которую были едва различимы какие-то темные стены и расщелины в них. Маленький фонарик освещал небольшое пространство рядом с ним. Подвигав рукой, он обнаружил шлем и натянул его на голову. Проверив все показания, как его научил Брейли, Аркад вступил в переходной шлюз…

Выйдя наружу из этого купола, где они с Альбертом пробыли уже двое суток, он вспомнил, как они сюда добрались и где они находятся относительно базы. Освещая себе путь при помощи фонаря на рукаве комбинезона, он вышел из расщелины. В коммуникаторе раздался приглушенный голос Альберта:

- Ну, что, оклемался? Ты готов? Земная комиссия убыла, возвращаемся на базу. Согласен?

- Да… Впрочем, раз уж мы здесь, давай обследуем окрестности. Кто знает, может, пригодится когда-нибудь.

Альберт собрался уже было возразить, но вспомнил собственные художества на Земле вокруг своей лаборатории. Мелькнула мысль: «Мой второй дом, который надо обустраивать в смысле безопасности». И уже в бодром тоне спросил:

- С чего начнем?

Часа два они потратили на то, чтобы внешне обследовать скалы и пещеры вокруг; так что Брейли уже начал серьезно беспокоиться и посылать им непрерывные позывные. Наконец, немного ознакомившись со всеми расщелинами, они вышли на связь с Брейли и направились к базе.

Аркад находился в общей гостиной в компании с ведущими сотрудниками базы, которые бурно обсуждали вероятные последствия посещения астероида земной комиссией. Он не принимал явного участия в обсуждении, хотя весь разговор крутился вокруг проблемы Улавливателя и его собственной персоны. Попивая коктейль, расслабившись, он вяло прислушивался к разговору и иногда бросал реплики, после которых разговор опять разгорался с новой силой. В одну из долгих пауз он вставил фразу о создании на астероиде морозильной установки «Гл», как назвал ее Голос.

- Зачем и как ты себе это представляешь? - Альберт быстро отреагировал на его идею, уже предполагая ответ на свой первый вопрос.

Все выжидающе посмотрели на Аркада. Он хотел было уйти от ответа, но почувствовал эмоциональное напряжение в молчании сотрудников. Вспомнив, что все равно придется подключать к этому делу почти всех живущих на астероиде, он решил высказаться до конца, ничего от них не скрывая:

- Как вы, наверное, уже знаете или догадываетесь, я периодически вхожу в контакт с иным, не земным, разумом. Впервые это произошло еще на Земле. Сейчас нет смысла рассказывать все подробности. Когда-нибудь при наличии большего времени, вы все равно их узнаете. Сейчас важно понять, а я это уже понял, что все это серьезно. Настолько серьезно, что я даже боюсь, вернусь ли я когда-нибудь к вам.

Он помолчал, собираясь с мыслями, и продолжил:

- Но разум, я его называю Голосом, уже внедрил в меня всю информацию, которая необходима для создания морозильной установки. И я бы не хотел отправляться куда-либо в космос вместе с ним до тех пор, пока она не будет сделана. Боюсь, что даже если она не будет вами создана, мне все равно придется отправиться в дорогу. Но, в этом случае, что будет с моим телом… я боюсь даже предполагать. Поэтому я вас прошу помочь мне в ее создании.

На долгие мгновения он замолчал. Сидящие в гостиной в тишине обдумывали его слова, пока кто-то из молодых сотрудников не опомнился:

- А как же ее делать?

Техническое решение проблемы оказалось достаточно простым. Главная трудность заключалась в оснащении установки довольно долгое время, возможно, десятки лет, автономным источником небольшого количества энергии и создании устройства, которое позволяло бы мозгу человека избирательно решать по собственной воле, какая часть нейронов, как носителей информации его разума, его Эго, оставалась бы в замороженном теле, а какая находилась бы в свободном полете.

Первая проблема решилась быстро, после того как Маклин напомнил всем часть информации Аркада, касавшейся инженерного описания самой установки. Ее конструкция позволяла некоторое дополнение, которое могло впитывать в себя энергетику космического света, исходящего из всевозможных источников. На решении второй проблемы все застопорилось. Эта задачка настолько поглотила всех, что через некоторое время сотрудники разбрелись в задумчивости по своим постоянным местам работы, ломая голову над небывалой для землян проблемой, фантастической по земным меркам.

Земляне уже несколько десятилетий назад раскрыли генетический код. Они научились избирательно воздействовать на его отдельные элементы. Но здесь речь уже шла не о самом коде, а о его интерпретации в нейронах мозга и умении этими интерпретациями управлять. А такое раньше не могло даже прийти в голову самому гениальному землянину. Зато сейчас эту задачу поставили уже практически, да к тому же еще ее решение ограничено определенными сроками. Было над чем задуматься.

Аркад на время остался один. Он не пошел в отведенную для него в первые же сутки пребывания на астероиде каюту. Настроив визор на музыкальную волну Земли суточной давности, он открыл бар, смешал легкие напитки, добавив в них соки и лед, так что получилась невообразимая смесь, которую с тяжелой натяжкой можно было назвать коктейлем, устроился поудобнее в кресле и предался грустным размышлениям. О том, что ожидает его там, далеко, в глубоком космосе. О том, вернется ли он назад, а если вернется, то сколько мгновений у него останется для наслаждений с Анхел, с которой за время пребывания на астероиде он уже смог близко сойтись. Да так, что все прежние подружки с Земли стали исчезать из его памяти. О том, что он стал меняться.

От этой мысли Аркад встрепенулся и попытался оценить себя критически. Он заметил, что, сидя в кресле, его физическое тело приобретает некоторые черты аморфности, подстраиваясь под сиденье. Вот, например, он всегда помнил, что хотя и не обладал железной мускулатурой, но уж бицепсы-то были. А сейчас он заметил, что, когда расслабился на кресле, его бицепсы «потекли». Они как бы превратились в студень, растекаясь по поручням кресла, принимая соответствующую им форму. Он испугался. Начал привставать и обнаружил, что его тело меняется, перенастраивается на иной режим, твердеют мускулы и он опять становится самим собой, как прежде. Он успокоился и не заметил, как задремал.

- Ты готов?! – прозвучало в мозгу Аркада скорее как утверждение, чем вопрос.

Аркад встрепенулся, внимательно осмотрел все вокруг в гостиной, как будто расставаясь уже сейчас, в данный миг, навсегда со всем этим окружением, таким земным и привычным, красоту которого начинаешь замечать только в тот момент, когда приходит пора расставания.

- Не будь мальчишкой, - вновь прозвучало в мозгу. - Никуда это от тебя не уйдет. Просто ты на время раздвоишься.

Аркад собрался было уже вслух задать об этом вопрос, но вспомнил, с каким голосом он ведет разговор. Он покраснел от мысли, что другой разум опять обнаружил эту его оплошность, а также и само его смущение. Однако он не услышал в ответ, как могло бы быть в этом случае, ни голоса, ни какого-либо другого саркастического намека. Он просто ощутил успокаивающую эмоциональную волну, прокатившуюся по всем нейронным каналам его мозга. Мудрости не нужны слова. Но Аркад еще не был мудрым. И потому вновь у него прозвучало:

- Я отвечу на возникший у тебя вопрос. Одна часть твоего разума в твоей физической оболочке останется, как и прежде, на этой тверди, а другая, концентрированная, часть, поддерживая непрерывную связь с твоей сущностью, будет в это время находиться на краю Галактики в ином физическом воплощении…

- Тебе придется путешествовать далеко, мимо больших … нашел - иногда мне трудно дать тебе какую-либо информацию из-за того, что твой язык слишком ограничен, в смысле символов. Но я нашел подобие - мимо больших черных дыр. В отношении знания «черных дыр» у вас, кислорододышащих, слишком мало информации. Как бы получше тебе объяснить. Вот, я прочитал в твоем мозгу аналогию - вихри, штормы, волны… Если ты, живущий на тверди, попадешь в такой водоворот, то можешь оказаться на дне, погибнешь. Но из твоих разложившихся останков родится другая, чужая тебе жизнь. Так и эти черные дыры. Это - почти те же звезды, только с гораздо большей гравитацией, чем ты себе можешь представить. Они затягивают свет, а свет - источник жизни. С точки зрения твоих соплеменников, их можно рассматривать двояко: когда они снижают свою энергию, они становятся источниками новой жизни; когда они усиливают свою энергию, они затягивают в себя все, что возможно, в том числе и жизнь. Кислорододышащие через некоторый цикл должны научиться их различать. Иначе вы исчезнете в данной метагалактике. Собственно, метагалактика, в которой мы сейчас находимся, или, если хочешь, наша с тобой данная Вселенная, - это одна огромная черная дыра. Черные дыры, которые мы наблюдаем в нашей метагалактике, - это ворота в другие метагалактики, или вселенные с иными законами пространства и времени. Лишь процентов десять охватываемой нашим разумом метагалактики составляют звезды, планеты, астероиды, пыль и тому подобные вещи, а все остальное - это невидимая материя черных дыр. Черных дыр много. Без них невозможна разумная жизнь. Во взаимодействии со временем они порождают огромное количество энергии, необходимой для любой формы жизни. Они иногда излучают крупные порции света, дающие жизнь. Жизнь - смерть, смерть - жизнь… Это - два состояния, в которых постоянно пребывают эти создания. В таком же состоянии находится и разум…

- Через некоторое количество циклов твоя собственная планета превратится в это состояние. Это неизбежно. В космосе все взаимосвязано: причина - следствие, следствие - причина. Мои предтечи заложили основу жизни для вас, кислорододышащих, несколько циклов тому назад. В твоем исчислении - миллионы лет. Спустя циклы и вы дадите основу для зарождения разума где-нибудь в этой или иной метагалактике, хотя сами, возможно, исчезните. Это - Путь или, как говорят твои земляне, Судьба. И сожалеть об этом просто нет смысла. Потому что к тому времени, когда наступят соответствующие циклы для засева разума и ухода в великое небытие, твой род настолько изменится, что он забудет даже свою первооснову - физическое тело и небольшой мозг. То, о чем сейчас мечтает большинство землян, через один цикл забудется. Так же как весь твой род забыл, с чего и как он начинал подниматься с четверенек и о чем в ту пору мечтал. Экспрессия заметна даже для тебя. По вашим земным меркам, о чем мечтали люди триста-четыреста лет назад? И где это сейчас! Самое необыкновенное, неосуществимое для людей той поры, сейчас - сюжет сказки о глубокой древности для малышей. Сейчас земляне в состоянии увидеть галактики, отстоящие от вашего светила на десять тысяч и более циклов. Это уже много. Но все равно недостаточно, потому что они еще не умеют дойти на расстояние даже в полцикла. Они все еще несовершенны.

Эта грандиозная панорама захватила Аркада настолько, что мгновения он ничего не ощущал и не слышал, пока Голос не вывел его из задумчивости.

- Разумная жизнь должна научиться приспосабливаться к таким циклам по форме содержания энергии, ее преобразованию, символам культуры, эстетики и красоты и всему прочему, что сопутствует разумной жизни.

Аркад несколько мгновений осмысливал в своем мозгу эту информацию. Потом у него родились оформленные вопросы. Он задумался над грандиозностью пространства. Над тем, что ни одной звездной цивилизации, в принципе, не охватить такие расстояния и такое время; над бренностью земной оболочки… Эти масштабы так потрясли его, что он не сразу осмыслил то, что уже несколько секунд пытался передать ему Голос.

- Малыш, сокращенно я буду впредь называть тебя Арк. Я услышал, как зовут тебя твои соплеменники. Очень занятно порассуждать над проблемой, о которой ты только что думал. Но об этом мы будем обмениваться, когда у нас станет чуть больше свободного времени. Сейчас, к сожалению, его нет. Нам необходимо навестить систему Вгд…

В мозгу у Аркада появился туманный образ звездной карты; созвездия, которые вроде бы были ему знакомы, но в то же время какие-то чужие. Он сообразил, что эти образы предстают с неизвестной ему доселе точки зрения. Несколько мгновений он попытался сам освоиться с тем запасом информации, который уже получил от Голоса, но вынужден был отступить.

Мысленно он позвал:

- Где ты? Я не настолько опытен в астрономии, чтобы понять, где эта система, о которой ты мне говоришь. И потом, мне надоело звать тебя безлико. Как я тебя должен называть? У тебя есть какое-нибудь понятное мне имя?

- Гм… Это вопрос! Я как-то раньше над этим не задумывался, этого мне было не нужно. Но теперь… Ну что ж, можешь называть меня…Волас, сокращение от созвездия, откуда я происхожу. Вы его называете Волопасом. Почти весь последний цикл я перемещался в этом созвездии, около его главной звезды… вы ее называете Арктуром…

- А с этой звездной системой все достаточно просто, если выбрать нужную точку зрения. Надеюсь, главную звезду точки отсчета своего звездного скопления ты знаешь. Да, я это вижу. Вы ее называете Полярной. Если от нее смотреть вправо и влево, то можно наблюдать цивилизации. Влево, примерно за десять расстояний, которые проходит свет в течение одного оборота вашей тверди вокруг местного светила. Но там у нас пока нет особых причин для волнений. Время терпит. А вот, вправо - возникли причины. Примерно за сорок расстояний есть звездное скопление, вокруг главной звезды которого движется древняя цивилизация. У них задачи по своему сохранению. И очень серьезные.

- Неужели у кого-то могут быть большие проблемы выживаемости, чем у землян? - Аркад уже начинал привыкать вести телепатический диалог с Голосом так, как если бы он рассуждал мысленно сам с собой.

- Твоя цивилизация еще сравнительно молода, чтобы иметь такие проблемы. А каковы они, ты знаешь. Я передал тебе информацию о них в твоих…снах. Помнишь? Да, то самое…

Аркад вспомнил свой последний сон, где он сражался с металлическими монстрами, которым некоторые земные писатели несколько столетий назад придумали странное и гнетущее название - берсеркеры. Тогда он сражался на стороне разумных обитателей планеты, напоминавших людей.

- То была только разведка. Теперь нам предстоит чистка.

Аркад попытался осмыслить услышанное. Но Голос ему этого не позволил.

- Привыкай использовать все свои резервы. Тебе не стоит терять время на осмысливание. Ты должен привыкнуть принимать решение мгновенно, используя весь потенциал информации. Доверься своим… чувствам. Нет, точнее, на твоем языке, инстинкту. В нем сосредотачивается вся необходимая информация.

- Чистка чего или кого? - все равно этот вопрос возник у Аркада.

Голос разъяснил:

- В разные времена, в разных цивилизациях мыслящие отклонялись в сторону от Пути. Для завоевания разумных они создавали системы, которые, спустя циклы, выходили из-под их подчинения. И были случаи, когда системы истребляли своих создателей. В системе Вгд…на твоем языке, в системе звезды Спика, таких уничтожающих разумную жизнь механизмов накопилось много. Они пришли из той же звездной системы, в которой находится и Спика. Но их создатели уже исчезли. Эти монстры прекрасно выполнили свою задачу. Они уничтожили своих создателей, - на миг Голос пропал, потом закончил:

- Вселенная и жизнь постоянно самозарождаются. И если разум способен увидеть глубины истории в физическом их проявлении, то вполне можно допустить, что точно так же он способен увидеть и горизонты будущего. Создатели этих монстров не посмотрели в свое собственное будущее. Теперь монстры принялись за другие звезды. Это становится опасным для разума. Нам надо вмешаться…

- Но у моих друзей сейчас здесь проблема. Они не могут создать прибор, который позволил бы мне отправиться в странствие.

Аркад ощутил нежное покалывание в левой стороне черепа.

- Ах, это! Это достаточно просто. Так же просто, как время. Им надо подключить основной энергетический источник хранителя твоего тела к точкам…на твоей голове.

Один миг - и Аркад будто бы вновь оказался во сне. Хотя его глаза были широко открыты, но он ничего не видел вокруг себя. Зато перед его внутренним взором появилось подобие затемненного экрана, на котором яркими звездочками замерцала карта полушарий его мозга. Чем-то она напоминала звездную карту. На ней особо ярко мерцали некоторые искорки: именно те точки его полушарий, к которым необходимо было прикрепить прибор.

Вот так, с остекленевшими глазами, его и нашел в гостиной Альберт. Он уставился на неподвижного как манекен Аркада, задумавшись над тем, а не отправился ли его подопечный уже сейчас, в данный миг, к звездам, не дождавшись от своих земных друзей решения проблемы.

Не делая попыток как-либо физически потревожить Аркада, он, тем не менее, с мучительными сомнениями в голосе, попытался все же завладеть вниманием разума ставшего таким близким для него молодого человека.

- Аркад, если ты еще здесь, откликнись. Подожди немного, не уходи совсем. Мы решим твою проблему, надо только немного подождать…

Отчаявшись достучаться, Альберт собрался было уже позвать всех, как вдруг заметил трепетание ресниц Аркада.

- Малыш, я уже отчаялся увидеть тебя еще раз. Ты не ушел. Это хорошо. Мы, твои друзья, поможем тебе, мы решим эту чертову задачу, я на это надеюсь.

- Надо подключать аппарат в точках…я сейчас нарисую. - Аркад еще не совсем придя в себя после очередной порции информации от Голоса, или от Воласа, как он себя назвал, и не замечая эмоций в голосе Альберта, тяжело приподнялся над столом, дотянулся до листка бумаги и ручки, лежавших на полочке перед визором, и стал рисовать точки, запечатлевшиеся в мозговой карте. - Позови всех, это надо сделать быстро. Сколько часов или дней осталось, я не знаю, но мы скоро отправимся с ним в созвездие…Девы.

ГЛАВА 13

Пока друзья, «теперь уже друзья», - подумал Аркад, - на своих рабочих местах горячо обсуждали последнее сообщение о возможном прибытии новой комиссии с Земли, Аркад отдыхал один в гостиной, пытаясь насладиться последними мгновениями пребывания в своей физической сути, одновременно немного страшась возможности расстаться с ней навсегда. Ведь сказал же ему Голос, да теперь он имеет имя, которое сам выбрал, - Волас, что в любой момент они могут отправиться в иные миры. И хотя он заверил Аркада, что тот вновь вернется в свою земную оболочку, но чем черт не шутит. А вдруг это окажется последним случаем, невозвратным?

Попивая какой-то коктейль, который приготовила ему его златовласка, Анхел, Аркад предавался грустным размышлениям - сколько еще ему осталось быть среди друзей? Слегка скрипнув, дверь в гостиную приоткрылась. Вначале показалась русая голова Андрея Сеунина, отвечающего за безопасность станции. Убедившись, что Аркад один, Сеунин всей своей массой протиснулся в гостиную и прикрыл за собой дверь. На него это было непохоже. Обычно этот славянин в любой ситуации вел себя непринужденно, делал и говорил то, что считал нужным. У окружающих и входивших с ним в контакт людей складывалось впечатление, что ему было наплевать на весь свет; что главное для него - профессионализм человека, с которым он общался. Не важно, кто ты, главное, что ты с толком разбираешься в своем деле. Независимость, открытый характер в общении с кем бы то ни было - все привыкли именно к этому. А здесь вдруг такое! Аркад напрягся. Из головы вылетели все грустные мысли, он сосредоточился - что-то необычное произошло, что вывело из равновесия даже Андрея! Что же это могло быть?

Обежав взглядом потолочные перекрытия по периметру гостиной, Андрей приблизился к Аркаду и присел на кресло рядом с ним.

- Аркад! По своей работе я должен был бы к тебе относиться с опаской. Но ты открытый, классный парень. И потому я должен кое-что тебе сказать, - он еще раз обвел взглядом потолок и стены и понизил голос почти до шепота. Аркаду пришлось даже немного наклониться к нему, чтобы услышать, что же такого секретного хочет сообщить ему Сеунин, которому, казалось бы, и карты в руки - чего ему опасаться, если он работает здесь как раз по линии безопасности.

- Я подозревал, но у меня не было данных. Сейчас я их имею. Среди сотрудников есть агенты. В тот приезд комиссии с Земли, когда вы с Брейли ушли с базы, за вами пытался увязаться кто-то в скафандре. А вчера я смог вычислить правительственного агента. Это помощник оператора связи. Он не мог знать, что я поставлю ловушку в помещении операторов связи. А я предполагал, что любому агенту для сообщения на Землю потребуется связь. Иначе ему пришлось бы одевать скафандр, выходить на поверхность астероида, и его быстро бы вычислили. Но тот, первый в скафандре, и этот - разные люди. Я в некоторой растерянности. Я думал у нас один агент, а их двое, и они друг с другом не связаны.

Андрей еще раз огляделся и продолжил:

- Я не знаю, на кого они работают, на правительство или на кого-то еще. Помощник оператора - скорее всего на правительство, а на кого второй - не знаю. Но это может обернуться для тебя неприятностями. А я бы этого не хотел. Прими к сведению эту информацию.

Он замолчал, вглядываясь в лицо Аркаду. Мгновения размышлений ни к чему не привели. «Что я должен в таком случае ему сказать, - размышлял Аркад. - Что надо что-то предпринять, а что?» Видя ожидание во взгляде Андрея, Аркад, наконец, выдавил:

- Спасибо Андрей, я приму меры.

Так же тихо, как и вошел, Сеунин скрылся за дверью гостиной. Это сообщение главного охранника станции не намного опередило известие с Земли. Когда все вновь собрались в гостиной, Альберт стал объяснять, со слов Аркада, как сделать саркофаг. Но его прервал взволнованный голос техника по связи:

- Тише, тише, наши друзья с Земли сообщают, что к нам опять летит комиссия, на этот раз одни военные. Надо что-то срочно предпринять…

* * *

Полковник Говард отдыхал. Насколько этот термин вообще применим к его должности. У него не было семьи. Ему было под сорок. Свои различные потребности, касающиеся еды, спорта, развлечений, секса, он осуществлял так же продуманно, как и все, что касалось его работы. За двадцать последних лет он и не мыслил своей жизни по-другому. Хотя со стороны такая жизнь могла показаться чересчур пресной, какой-то казарменной. Но его такой ритм устраивал. Хотя в последнее время он и стал задумываться, а для чего все это надо. Но режим работы, забота о своих бойцах, поддержание формы, в том числе и своей, заставляли его гнать прочь подобные мысли - признаки старения.

У него был номер в хорошей гостинице, состоявший из трех комнат, который он забронировал и в котором проживал в свободное от службы время вот уже, пожалуй, в течение семи последних лет. Это было официальным жильем Говарда, где его в любое время суток могло найти начальство. Спустя года два, как он в нем обосновался, под видом прогулок, которые он обожал, Говард занялся поиском непрезентабельного домика в пригороде. Поиски заняли у него много свободных вечеров. Зато спустя полгода он нашел такой дом, в двух милях от последних зданий города, в парковой зоне, переходящей в густые лесные заросли. Одноэтажный дом стоял на небольшом пригорке. Пологой стороной он был обращен к единственной дороге из города. Задняя, крутая сторона обрывалась к озеру.

На уговоры пожилой пары, жившей в этом доме, продать ему дом, ушло немного времени. Они уже сами подумывали перебраться поближе к городу, но не находили хороших вариантов. А здесь покупатель предложил им такую цену, которая решала все их проблемы, прежде всего проблему жилья. Чтобы не светить свой новый дом, в том числе и в списках службы, Говард оформил сделку на подставное лицо.

Для чего он этим занимается, Говард и сам не мог бы себе толком объяснить. База, берлога, нора - профессионалу это необходимо. Но здесь мотив был, пожалуй, иной. Тоска по своему родному дому, которого он не имел с юношеских лет, - видимо, это. Тем не менее, как профессионал, он предпринял все возможные меры к тому, чтобы о его доме не знала ни одна душа, а тем более его служба. Несколько свободных вечеров в течение двух лет он использовал для обустройства своего тайного жилища.

Сделал хороший, не видимый с фасада спуск к озеру. На его берегу в толще пригорка, на котором стоял дом, Говард устроил небольшой эллинг с моторной лодкой внутри, закамуфлировав его ворота под внешний вид склона. В случае опасности это позволило бы незаметно покинуть дом и в считанные мгновения выскочить на лодке прямо в озеро. Такие же предосторожности он предусмотрел и по отношению отходов в сторону леса. Если бы его спросили, для чего он это делает, полковник не смог бы толком ответить. Профессиональный интерес, привычки, постоянное предчувствие опасности? Неизвестно.

Говард отдыхал. В одной из комнат был включен старинный магнитофон с медленной и плавной музыкой. Говард сидел, расслабившись в кресле, и потягивал легкий напиток, размышляя над последним заданием, в котором он сопровождал сенатора Яринга. Он так и не смог разгадать, что же все-таки произошло там, на астероиде. Формально группу возглавлял сенатор. Хотя полковник мог бы и опротестовать их быстрое возвращение на Землю, без аппарата и без экстрасенса, которого они искали. Но у него не было оснований, чтобы воспрепятствовать отлету, не было зацепок. А теперь он ломал голову. Что заставило сенатора срочно покинуть астероид и что его так изменило?

«Если их экспедиция с точки зрения могущественной компании не удалась, то жди неприятностей. Во всяком случае, его скоро будут искать. Надо срочно покинуть свою базу». Эти раздумья привели его в действие. Говард собрал вещи, которые всегда были при нем на случай боевых действий, - жилет, оружие и сухой паек, тщательно осмотрел подходы к своему дому. Ни одной души близко от дома он не заметил. Сел в машину и отправился в свою официальную резиденцию - в снимаемый им номер гостиницы.

Он только начал заваривать кофе, продолжая размышлять над странным поведением сенатора, как вдруг его раздумья прервал звонок служебной связи. Звонил его непосредственный шеф:

- Говард, наверху недовольны. Я тебя не виню. Политические шишки доверили командовать Ярингу, и вот что вышло. Если бы это поручили нам без всяких посредников, я уверен, мы бы сейчас уже все имели здесь. Улавливатель никуда не исчез, он там. И молодому человеку тоже некуда деваться с астероида. У них нет настолько оснащенного корабля, чтобы он скрылся на другой планете. Поэтому тебе с твоими ребятами придется еще раз туда слетать.

- Сэр, по-моему, там и искать особо негде, скалы, если их можно так назвать, размером с небольшие земные горы. И как я понял из информации, их там немного.

- Обшарь там каждую расщелину, если понадобится, но привези аппарат и, если сможешь, парня, живого или мертвого. Тебе даны большие полномочия…

- Сэр, но ведь Яринг - глава комитета. Он сообщил, что там ничего нет...

- Дружище, я бы тоже так считал, будь моя воля. Но наши политики, ты знаешь, кто; а главное компания - недовольны. А мы зависим от них. Что я тебе объясняю, ты и сам все прекрасно знаешь. Короче, с тобой полетит представитель компании, но у тебя первые полномочия, он только наблюдатель. Если потребуется, объявишь весь астероид под карантин…

Говард готов был уже опустить трубку, когда услышал сопение своего непосредственного начальника…

- Говард, вот еще что, я чуть не забыл…перед отправкой тебя хотел видеть наш президент. Я тебе могу только посочувствовать. Думаю, ты попал меж двух огней. Я, насколько смогу, буду тебя прикрывать. Но учти, с компанией «Интеркосм» шутки плохи.

Услышав гудки, Говард медленно положил трубку, не успев сообщить своему боссу, что уже виделся с президентом. Так же медленно расслабленной походкой подошел к бару. Автоматическими движениями открыл его, выбрал соответствующие напитки, наполнил бокал, все это время продолжая осмысливать полученную от шефа информацию: взвешивая все за и против, уже готовя в голове план сбора своих стрелков и соответствующего снаряжения. «Компания - это уже серьезно», - думал он. Просто так, какими-то чудесами или обстоятельствами от нее не отделаешься. «Ладно, - решил он, - попадем на астероид, а там посмотрим». А пока надо собрать команду.

* * *

Каждому из бойцов в его команде было не более тридцати. Все проверены в нескольких операциях. Говард не сомневался в профессионализме каждого из них, даже самых молодых. Тем не менее необходимо проследить за всем. Набрав нужный номер, он дал краткие указания своему заместителю, который должен по цепочке оповестить всех и дать соответствующие инструкции по оснащению. Потом стал готовить свою униформу …

Прибытие на «Наблюдательный» прошло без каких-либо событий, которые стоило бы запоминать. Команда четко развернулась. Часть людей Говарда заняла оговоренные заранее позиции, охватив лабораторный комплекс по периметру. Еще одна часть начала методически осматривать все помещения. А Говард с оставшимися людьми, экипировавшись для открытой местности, отправился на розыски в прилегающие скалы, отмечая на карте изученный радиус, который с каждым разом все увеличивался в размерах.

Предупрежденные с Земли друзьями об очередной проверке, колонисты отправили Альберта с Аркадом в место последнего их убежища на своем же астероиде. Перелетать на другой уже не оставалось времени. Да и их перелет заметили бы. На этот раз колонистов ждало разочарование. Говард командовал сам, а не подчинялся гражданскому лицу. Поэтому если что-то и можно было найти на астероиде, то он это все равно нашел бы. Спустя сутки по тепловому датчику его люди определили Альберта с аппаратом и привели на базу. Еще спустя сутки один из людей Говарда сообщил по рации, что засек интенсивное тепловое излучение в трех милях от базы. Говард не сомневался в своих людях, - раз дана команда брать живыми, то они ее выполнят. Тем не менее он решил подстраховаться, - а чем черт не шутит, что на ребят найдет. Принесут тело, а потом объясняйся перед высокой комиссией. Взяв трех бойцов, он направился по тепловому лучу.

Интересная вещь - инстинкт. Сколько жизней оборвалось, не обращая внимания на свой инстинкт. Нации, культура, цивилизации разрушались только лишь потому, что люди не внимали инстинкту. Пренебрежение им вело к смерти. Все расцвело на почве инстинкта. Но смерть цепляется за живое. Инстинктом ее можно почувствовать. Чувство опасности подсказало Аркаду, что смерть была в сотне милях от него. Еще несколько миль, и чувство усилилось. Аркад заметил бойцов, как только вышел из расщелины, где он находился.

Ему не нужно было звать на помощь Воласа, он и сам уже кое-чему научился. Полузакрыв глаза, мысленно сосредоточившись, он направил свой внутренний взгляд на главного из преследователей. Обведя его пучком волн, определив все жизненно важные параметры, он проник в нейронные связи противника.

- Что вам здесь нужно? Хотя я знаю, можешь не отвечать. Ведь Улавливатель уже у вас. Так что ты со своей командой может отправляться назад со спокойной совестью. Ты миссию выполнил. А обо мне забудь.

Как когда-то Яринг в полубезумии спрашивал у телепатического голоса внутри своего черепа, так теперь Говард задал тот же самый вопрос: «Кто ты? Где ты?»

На миг он очутился в своем домике на берегу озера, о котором не знала ни одна душа. За окном шумел лес, а с другой стороны за верандой слышался плеск воды. На столе перед ним стоял бокал с его любимым напитком - смесь сока грейпфрута с виски, а в углу комнаты старый магнитофон наигрывал тихую мелодию. Настолько это было реально, что Говард попытался даже вскочить с кресла, в котором, как казалось, он сидел. Промелькнула мысль, раздумья над которой долго терзали его, - так вот с чем встретился Яринг, вот что на него повлияло. Но я-то не Яринг…

Голос не дал ему возможности продолжить эту линию.

- Ты, действительно, не сенатор, ты профессионал. И потому я обращаюсь как к профессионалу. Еще раз повторяю, что ты от меня хочешь?

Говард продолжал ощущать себя сидящим в своем доме на берегу озера, и в то же время частью своего разума он пытался вернуться в ту ситуацию, в которой он находился миг назад. Тем не менее голос вытягивал из него ответ.

- У меня задание вернуть вас на Землю, если вы тот, кого я ищу. Вы - Аркад?!

- Я Аркад, но уже не тот, который вам был нужен прежде. Вы немного опоздали. Теперь я уже не гожусь для лабораторных испытаний.

Теперь Говард очутился в лаборатории, где на одном из столов лежало распластанное человеческое тело, пристегнутое по рукам и ногам. А к его голове тянулись провода. Говард на миг ощутил адскую боль существа, лежащего на столе. Настолько это было сильным ощущением, что он зарычал. Минуту спустя он снова ощутил себя сидящим в кресле в своем доме.

- Я все понял. И совсем не стремился к тому, чтобы тот, кого я должен доставить, очутился в подобном положении. По-моему, вы преувеличиваете.

- Полковник, вы недооцениваете своих коллег по ремеслу. Если что-то необходимо выяснить, то они выкачают из вашего мозга все, что возможно. Я не хотел бы быть подопытным кроликом. А теперь уже и не буду им никогда. Так что остается тот же самый вопрос - что вам от меня нужно. Я мог бы навязать вам иллюзии. Но иллюзии когда-нибудь проходят. На Земле вы вновь опомнитесь и захотите пройти этой дорогой до конца. Чтобы не испытывать вашей судьбы, я показал вам последствия вашей миссии. И хочу, чтобы вы приняли решение осознанно. Итак, я повторяю, что вам от меня нужно?

Говард, наконец, ощутил себя снова в скафандре. Невдалеке он увидел своих бойцов, застывших как каменные идолы. Почувствовал неожиданную тревогу за них.

- Не беспокойтесь, они через некоторое время после принятия вами решения придут в себя, - голос под его черепной коробкой не дал ему возможности отвлечься от заданного вопроса.

Как профессионал, он попытался уйти от прямого ответа, задав, в свою очередь, тот же самый вопрос:

- Кто или что вы?

Но Аркаду уже надоело играть в вопросы и ответы. Он увеличил импульс и заставил Говарда сосредоточиться на главном вопросе - что он будет делать дальше и какие решения предпримет на Земле.

Этот миг для Говарда обернулся целой жизнью. Он вновь переживал, как наяву, все, что происходило с ним в юности, а потом и в зрелые годы. Одновременно его разум осмысливал, как бы со стороны, все его поступки, взвешивал их на невидимых весах правды и лжи, истинности и сомнений, справедливости и…И ему стало тяжко от груза неправильных поступков, а за некоторые даже стыдно. «Так вот что изменило Яринга», - промелькнула мысль. Теперь он был готов отвечать.

- Мне от вас ничего не нужно. Но компания, которая организовала этот поиск, не успокоится, пока не найдет вас живым или мертвым.

Я, действительно, смогу отчитаться только с одним аппаратом, без вас. Так что, я вам больше не враг.

Послав это, Говард почувствовал облегчение в душе, и его уже больше не беспокоили последствия его миссии. Собственно, на этом и закончился его контакт с Аркадом. Он обежал взглядом своих бойцов, которые начали шевелиться, проверил связь, окликая каждого из них по имени, и дал им команду возвращаться на базу.

Благополучно вернувшись на Землю, Говард представил полный отчет своему шефу, не упомянув только о контакте с Аркадом. Улавливатель сразу же забрали представители компании. Однако спустя несколько дней они опять стали теребить Говарда через его шефа. Оказалось, что через двое суток после того, как они его забрали, он перестал работать вообще. Но с Говардом они уже ничего не могли сделать. Еще на астероиде он передал аппарат представителю компании. Говард лишь про себя усмехался, представляя, что мог сделать с аппаратом Аркад или тот внеземной разум, с которым столкнулся Яринг. Да и не только с аппаратом. Представив возможности этого разума, Говард на миг ужаснулся. Ведь он может сделать с человеком все, что ему захочется. Полковник вспомнил, что, находясь на астероиде, он в то же время чувствовал себя в своем доме на Земле. И это только лишь землянин Аркад. А что может сделать внеземной разум, который ему помогает? И Говард был доволен, что все обошлось таким образом. Сославшись на недомогания, он отпросился у шефа на неделю для отдыха и отправился в свой дом на озеро, чтобы как следует осмыслить все случившееся на астероиде.

* * *

После отбытия спецкоманды все собрались в гостиной. Никто не говорил об этом вслух, но все понимали, что без Улавливателя их миссия приходит к концу. Теряется смысл их работы на астероиде. Ничего не значащие реплики не могли скрыть от стороннего наблюдателя общую тревогу. Аркад отправил мысленное послание Воласу. И немедленно получил ответ. Оказывается, их аппарат нужен не только им самим, но и Воласу для обоюдного контакта.

- Передай своим друзьям, чтобы они не беспокоились. Я вывел из строя тот экземпляр, который земляне забрали к себе. А здесь пусть сделают такой же, даже лучше. Материала на этой тверди достаточно. Как только они соберут установку, я тебя позову…

Когда сотрудники стали покидать гостиную, Аркад попросил задержаться руководителей группы.

- Наставник, мне нужно поговорить с вами и руководством этой базы. Андрей, ваш главный по безопасности сообщил мне, что здесь, на астероиде, в вашу группу затесались секретные агенты. Одного из них он вычислил, он работает на правительство. А другой, - возможно, на ту организацию, с представителем которой я столкнулся на Земле. Эти игры начинают мне надоедать. Нельзя ли что-нибудь сделать, чтобы их обоих отправить на Землю?

- Из каких они отделов?

- Сеунин вычислил правительственного сексота, он помощник главного связиста. А второй - среди ремонтников…но кто конкретно, неизвестно.

- Брейли, только никаких несчастных случаев. Ты меня знаешь. Даже если это будет касаться моей жизни, я не хочу, чтобы кто-то серьезно пострадал.

- Маклин, о чем ты говоришь! Разве мы не проработали вместе столько времени?! Разве я давал тебе повод для подобных предположений?

- Извини, Брейли. Но я не вижу пока других путей, как от них избавиться.

- Ну, с первым все просто. У нас устарело оборудование связи. Задержка сигнала с Земли идет достаточно продолжительная. И это не позволительно для земной космической обсерватории, каковой мы по сути являемся. Надо наделить помощника главного оператора особыми полномочиями по выбиванию новой аппаратуры связи и отправить его с этим поручением на Землю. А вот со вторым - это вопрос. И кто он? Это еще надо выяснить. Надо переговорить с Андреем Сеуниным. Может быть найдутся у него какие-то рациональные предложения…

- Брейли, прежде чем что-то предпринимать, надо дать задание вашему главному оперативнику, выяснить, что это за человек и что хочет его организация. Они уже пытались выйти на нас на Земле. Тогда у них не получилось. Аркад, по моему совету, перестал поддерживать с ними контакт.

- Это немного не так, Альберт. Просто они сами не вышли на меня второй раз. А потом все закрутилось. Помнишь, в каком быстром темпе мы сорвались из твоей лаборатории?

- Да, нам пришлось тогда действовать быстро. Иначе нас бы с тобой сейчас здесь не было. Тем более надо выяснить, что за организацию представляет этот человек, какой вред они могут нам причинить. Да, и что за человек? Кто?

Все погрузились в раздумья. Брейли подошел к узлу связи и вызвал главного оператора:

- Семен, ты сейчас чем занят?

Выслушав краткую информацию, Брейли сказал:

- Мы несем некоторые потери из-за твоего устаревшего оборудования. Как ты смотришь на то, чтобы послать выбивалу новейших узлов связи на Землю? Ты нам нужен здесь. Я думаю, это оборудование сможет выбить твой помощник… Я подготовлю сегодня все необходимые документы, а завтра на одном из наших челноков отправим его на Землю. Есть возражения? Ну и прекрасно. Слушай, Семен, найди Андрея Сеунина, скажи, пусть срочно встретится со мной и Маклином…

Через некоторое время они вместе с Сеуниным обсуждали детали.

- Можно найти повод. Такой же, как и со связью. Например, у нас накопилось много старой техники. И у нас были заявки на Землю на ее обновление. В качестве сопроводителя можно оформить этого человека… Я договорюсь с руководителем этой службы. Но прежде я должен вычислить этого человека…

- Как ты себе это представляешь, Андрей?

- Нужно его чем-то спровоцировать. Придумайте что-нибудь с выходом Аркада из-под купола вместе с Брейли. А я буду отслеживать передвижение сотрудников этого отдела. И мы его вычислим…

- Брейли, у меня идея. Пусти по селектору информацию о вызове Аркада и Альберта на связь с его Голосом, скажем, вот в этих координатах…

Маклин развернул карту астероида и показал на ней соответствующие координаты, расстояние от которых до купола на реальной местности составляло с милю.

- За время, пока Аркад с Альбертом пройдут это расстояние, Андрей сможет засечь сотрудника, который за ними увяжется. Если, конечно, он клюнет на эту приманку.

Альберт наклонился над картой.

- Маклин, надо изменить маршрут. Вы выбрали тот же самый, по которому мы с Аркадом ходили последний раз. Не стоит давать кому бы то ни было каких-либо зацепок. Неважно, сможет ли этот человек использовать полученную информацию в будущем или нет. Ведь мы не собираемся его уничтожать?! - Альберт обвел пронизывающим взглядом всех присутствующих. Задержался на лице Сеунина.

- Андрей, я надеюсь, вы не злоупотребите своими возможностями. Кто бы он ни был - друг или враг, но он должен остаться живым.

- Альберт, о чем вы говорите? Мне и в голову не приходило ничего подобного! Просто я должен его обнаружить, - до этого стоя, наклонившись над картой, Сеунин присел и закончил. - Знаете, я начинаю сомневаться в своих собственных возможностях, когда кто-то, со стороны, проходит мимо меня и я не могу этого человека вычислить. Это вопрос чести! Уровень моей квалификации подвергся сомнению. Я должен решить этот вопрос. Но его решение совсем не значит, что я убийца. Жизнь этого человека - его жизнь, и она мне не нужна. Но я должен его вычислить. А дальше вы, ученые, сами решите его судьбу, причем уже без меня. По моим меркам, в любом варианте, смертельный случай исключается…

Аркад, до этого сидевший тихо, отстраненно, как будто все обсуждавшееся его совершенно не касалось, приподнялся из кресла, прошел к бару. Достал из него напитки, наполнил какой-то коричневой жидкостью, явно с градусами, один из бокалов молча сунул в руку Андрея.

- Выпей. Это помогает.

Было заметно, что рука Андрея, обхватившая бокал, слегка подрагивала. Из всех присутствующих на этом малом совещании только он один был боевиком в буквальном смысле этого слова. Все остальные - ученые. «Они не предполагают всех последствий возможных мероприятий. Они витают в облаках. А когда дело дойдет до решительных действий, то вопрос для конкретного человека встанет именно так: жизнь - смерть. И никто из них не опускается в своих рассуждениях до этой элементарной истины. Правда, надо отдать должное, Альберт кое-что в этом понимает. Ну, еще, не считая Аркада, который вообще непонятен - кто или что? У него такие потенции, которым все мои тридцатилетние навыки и в подметки не годятся». Эти мысли проскочили в мозгу Андрея, в определенной степени успокоив его. «Все же я среди них профессионал. А кроме того, ни я, теперь-то понятно, ни они не хотим смертельного случая на нашей базе». - Он немного успокоился.

Выпив предложенный Аркадом напиток, Андрей произнес:

- Это чужак. Поэтому после его выявления мы… Вы найдете легкий способ отправить его на Землю…

Прогулявшись по поверхности астероида минут двадцать в оговоренном маршруте, Аркад изменил маршрут и вернулся на базу. Минут десять спустя в переходном шлюзе Андрей задержал чужака:

- Ты из какой службы и как тебя зовут?

- Я ремонтник, Смит.

- Ну, и что ты, Смит, делал на поверхности? По моим данным, у нас снаружи нечего ремонтировать.

Проверив все оборудование, Андрей препроводил его в главный салон, где находилось все руководство базой.

- Кто ты и что за организацию ты представляешь? - на всякий случай Андрей прикрепил одну руку задержанного им чужака наручниками к ручке стула. - Отвечай! Будешь молчать, твоя судьба будет не завидной. Я отправлю тебя погулять по астероиду без скафандра. Отчет составлю о том, что ты по своей глупости использовал негодный скафандр. Так что, парень, выбирай: либо ты нам сейчас все расскажешь, - кто ты, какую организацию представляешь, какие цели; либо ты уходишь в иной мир…

Конечно, Андрей блефовал. По договоренности с остальными, да и по собственной внутренней убежденности, он не мог допустить смерти этого чужака. Но откуда тот мог это знать? По суровым лицам окружавших его в салоне он понял: его песенка спета. И он начал выкладывать. Причем его было не остановить. Как будто человек оказался на исповеди и решил выложить целый ворох накопившихся у него грехов сразу, в один прием. Он рассказал все, что знал.

Правотворческая организация, которую он представлял, или агентом которой он был, состояла из сети ячеек, групп, закрытых группировок, основной целью руководства которых было выяснение - кто реально правит Землей и можно ли проникнуть, внедрить в это правление своего члена. В основном это было полуанархистское образование. Его лидеры теми или иными путями замыкали на себя или на какие-то свои структуры, привлекая гуманитарными целями, представителей разных слоев населения.

- Хорошо! У твоих лидеров такая цель. Это нам понятно. Какова твоя конкретная задача пребывания здесь, в нашем доме, на астероиде? - Сеунин при этом своем вопросе поставил бокал перед чужаком, наполнил его спиртом и приставил бокал с водой. - Пей, тебе это не помешает. Снимет стресс.

Чужак, назвавшийся Смитом, с опаской взял в руки бокал со спиртом.

- Давай, давай, тебе это только на пользу, - добавил Андрей, подталкивая его под руку.

Опорожнив полбокала чистого спирта, Смит чуть не задохнулся.

- Запей, запей! - Андрей чуть ли не силой заставил его запить сделанный глоток водой из другого бокала.

Спустя пять минут Смит вновь заговорил:

- Мое руководство дало мне задание - следить за Аркадом. У него была встреча на Земле с одним из моих руководителей. Тогда мы не успели договориться о второй встрече. Моя организация догадывается о больших возможностях Аркада. Мне поручили проверить и подтвердить или опровергнуть эти его возможности. И я получил подтверждение. А что дальше - я не знаю. Я должен был просто передать информацию на Землю, а наше руководство что-то с ней сделает.

- Интересно, и что же ты подтвердил? - Андрей освободил захват наручников. Он не сомневался, что в нынешнем состоянии чужак не принесет никакого вреда. Мало того, он может принести некоторые неудобства, если его оставить прикованным к стулу. Неизвестно, как на него подействует спирт, не придется ли с ним возиться.

Смит от удивления даже приподнялся:

- Ну как же? Ведь комиссия отбыла и Аркада не нашла?! Спецназовцы - это профессионалы. И если бы они захотели, то они нашли бы Аркада под землей. А поскольку у них было такое задание и они его не нашли, значит, не смогли. Это и есть подтверждение особых способностей Аркада!

- Логично, парень. Ну, вот что. Сейчас ты поспишь под моим присмотром. Это в твоих же интересах. Мало ли чего взбредет тебе в голову под кайфом, вдруг захочешь прогуляться без скафандра. А завтра или послезавтра - Андрей посмотрел при этом на Брейли; заметил кивок согласия и продолжил, - ты полетишь на Землю. Не беспокойся, мы тебя никуда сдавать не собираемся. Ты полетишь с ответственной миссией для нашей базы. Будешь выбивать новую технику у чиновников.

Сеунин подхватил под руки Смита и направился с ним из гостиной.

- Ну, вот, объявились еще одни любители повластвовать, - Брейли с отвращением посмотрел вслед за ушедшими и добавил, - и этим тоже, видимо, нужен наш Улавливатель, чтобы использовать космические силы…

* * *

Через неделю собрали установку. Аркад провел вечер в гостиной в кругу всех обитателей, отвечая на всевозможные вопросы молодых сотрудников. Ночь они провели вместе с Анхел, у которой блаженная улыбка на лице от бурных ласк сменялась печальной маской с мокрыми от слез глазами.

Все воспевают любовь! Иные поют осанну сексу. Но редко кто воспевает страсть. А она более сильное чувство, чем любовь. Страсть владеет всем. И чувствами к любимому человеку, и устремленностью к власти, и азартом игры, и … Это пик любви с нею или без нее. Это океан удовольствий! Это свобода чувств! Это господство над рассудком! Но, как ни странно, страсть связывает чувства и разум. Страсть покоряет и освобождает одновременно.

Из всех форм страсти самая сильная - обоюдная страсть мужчины и женщины. Все остальные ее разновидности - лишь отголоски, слабые эрзацы этой. Даже если прошли годы и чувства охладели, память согревает в своих тайниках тот, еще не погасший, уголек былой страсти… Иногда он вновь разгорается, иногда затухает совсем вместе со смертью человека. Именно подобное чувство испытывала Анхел к Аркаду…

Рано утром Аркада поместили в саркофаг, напоминающий барокамеру, в одном из расщелин хребтов астероида. Саркофаг обеспечили приборами для автоматического восстановления функций при получении соответствующего сигнала, консервированными запасами воздуха и пищи и закрыли вход плитой. В главный компьютер для своих заложили ключ открытия комплекса на непредвиденный случай.

После того как его заживо замуровали в этой скале, одного, без звука и света, за исключением контрольного синеватого сигнала аппаратуры, Аркад несколько первых мгновений испытывал легкий страх. Однако он не паниковал. После получения сигналов с поверхности скалы, датчики аппарата, которые окружали саркофаг со всех сторон, сменили свет на красный. Саркофаг стал наполняться белесоватым туманом, глотнув которого Аркад испытал холод и начал погружаться в полудрему. Он почувствовал слабый укол в правое предплечье. Аппарат в соответствии с заданной программой ввел в его тело состав веществ, предназначенных сжать энергетику его тела в единый сгусток и придать ему дополнительный импульс для преодоления гравитационного барьера астероида. Когда Аркад совсем замер, автоматика регистрировала лишь слабые волны мозговой активности, продолжительностью в 33 и в 12 секунд. Со стороны могло показаться, что Аркад погружен в кому или находится в летаргическом сне.

Погрузившись в полудрему, Аркад стал вдруг расти. Нет, тело оставалось тем же самым, даже немного съежилось от холода. А вот его внутренний мир начал разбухать. Будто бы ноги уперлись в стенку саркофага, а все тело вместе с движением энергетического сгустка, в котором находилось его Эго, стало вытягиваться до невообразимых размеров и потянулось в черный провал космоса. Растянувшись до определенной точки в пространстве в нескольких парсеках от астероида, оно, наконец, словно оторвалось от своей основы и опять съежилось до прежних размеров. Энергетический сгусток, окантованный невидимой линией, начал самостоятельное движение в пространстве.

Аркад не чувствовал ни ног, ни рук, ни всего тела. У него не было глаз, но он видел мириады искринок, окружавших его со всех сторон, как новогодние елочные огоньки окружают ребенка в огромном городе…У него не было ушей, но он услышал голос Воласа.

- Ну как, малыш, тебе нравится эта картинка? Правда, это зачаровывает?! Ну, хорошо, этим мы еще успеем налюбоваться, а сейчас нам пора двигаться к Спике. Ориентиры вот на ту дальнюю звезду.

Сгусток Аркада ощутил неподалеку от себя такое же окантованное небольшое поле, или марево, как и он сам, от которого на мгновение скользнула искорка в виде стрелы в направлении указанной Воласом звезды.

- Не желай слишком быстрого движения, иначе ты окажешься уже внутри той звезды. Конечно, это не страшно, но там столько энергии и столько света, что будешь долго в нем плутать, чтобы выбраться из нее…

* * *

В гостиной астероида еще долго обсуждали возникшие в связи с его путешествием проблемы. Одной из них, как ни странно, была давно на Земле забытая - о завоеваниях, о звездных империях. Хотя, с другой стороны, это казалось естественным. Ведь предложил же так называемый Защитник методы, позволявшие путешествовать разуму в той или иной оболочке по космосу. Технологию, которая не могла присниться самым ярким умам человечества даже в горячечном сне. Способы, которые может использовать любой разум, имеющий определенные свойства. Так почему же какая-либо разумная звездная цивилизация не может захватить Землю, обладай она подобной технологией? Тем более, Волас сообщил им о том, что разные цивилизации давно наблюдают за Землей. А некоторые из них даже делали попытки прощупать землян на предмет их возможного использования в своих завоевательных планах.

- О межзвездной имперской системе как о едином государственном устройстве или как о сфере государственного влияния, пока говорить не приходится.

- Почему ты так уверенно заявляешь, Селен?

- По очень простой причине. Для сохранения галактической, межзвездной системы власти необходима не только сверхсветовая скорость, но и межзвездный галактический передатчик связи. Без связи на этих дальних расстояниях единой имперской власти как таковой практически не может быть. Если бы подобный передатчик связи был открыт, то чуждые цивилизации давно бы поработили Землю. Именно его отсутствие говорит за то, что звездные цивилизации пока еще не могут завладеть Землей и присоединить ее к своей системе власти. Речь может идти лишь о сфере влияния, не более того. Это мы можем наблюдать даже на истории матушки Земли. На ней завоевание разных континентов, материков и стран, достаточно стабильное завоевание с точки зрения укоренения своей власти, могло происходить и происходило только тогда, когда завоеватели обосновывались на новом месте навсегда. Либо когда имелись необходимые средства связи и транспорт для подвоза припасов, вооружений, живой силы. В противном случае завоеватели ассимилировались с местным населением; они вынуждены были пускать в нем свои корни, чтобы выжить.

- А почему, собственно, вы ведете речь о звездных империях? Разве такое возможно? - Анхел, внимательно смотрела на своего непосредственного начальника, Брейли, как если бы он воплощал в себе всю мудрость землян. - Ведь до сих пор ученые Земли не знают, существуют ли вообще другие цивилизации, кроме земной.

Для Анхел это был не просто вопрос, а великое сомнение. Сомнение, которое порождало массу горьких чувств. И в том и в другом варианте ответа на заданный ею вопрос дело касалось ее любимого. А она действительно успела влюбиться в Аркада за те несколько дней, которые они общались.

Уважаемый ею шеф, Брейли, не обманул ее ожиданий. Во всяком случае, он разъяснил свое понимание проблемы.

- Разум не может быть, в принципе, одиноким, как это понимается в земном смысле по отношению к отдельно взятому человеку. Говорят, одинокий человек. Подразумевая, видимо, отсутствие у него либо близких, родственников, друзей, либо возможности контакта, общения с себе подобными, либо его замкнутый характер. Но в этом расхожем суждении заключена смысловая, существенная ошибка, - Брейли внимательно посмотрел Анхел в глаза, окинул взглядом всех остальных и продолжил.

- Человек разумный, или, если хотите, разум сам по себе, всегда, когда ему наскучит одиночество, найдет какую-нибудь задачу. Если у него осталась память об общении, то он всегда сможет вынести решение этой задачи на суд восприятия иллюзорных прошлых слушателей. Если у него нет этой памяти, то он вообще не воспринимает одиночество как факт, как реальность, как нечто, над чем надо было бы думать. В этом смысле человечество привязано и повязано прошлыми своими связями и памятью как разумная раса. Память - это великое благо разума. Но в то же время и великая скорбь.

Однако слова Брейли не помогли Анхел. Напротив, они разбередили ее чувства. Шеф не успокоил, а посыпал соль на ее душевную рану. Его слова означали, что ее любимый подвергается серьезной, существенной опасности. Может быть, им больше даже не придется встретиться никогда и у нее останется только одна память о нем.

Брейли, не замечая отражения чувств на лице своей помощницы, вызванного его последними словами, продолжал.

- Инфракрасные спектры сверхновых звезд, из которых и выбрасывается основная часть материи, составляющая потом межгалактические облака, наводит на мысль, что межзвездная среда может содержать молекулы с кольцами из атомов углерода, например гексанбензонал. Иначе говоря, в таких облаках могут содержаться молекулы, служащие основой для развития органических форм жизни. А это означает, что мы во Вселенной не одиноки, даже в нашей Галактике.

Кто-то из молодых сотрудников мечтательно провозгласил.

- А, наверное, это замечательно, вот так, одним своим разумом, попутешествовать по космосу. Может быть, кому-то из нас повезет. Боюсь, мечты при земной жизни никогда не осуществятся. Что будет потом, - кто знает?

Молодая девица, помощница техника связи, которая постоянно пыталась вставить умное слово в гостиных беседах, и на этот раз не упустила своего шанса.

- А кто может сказать, что произойдет с нашим гостем, с Аркадом? - При этом она выразительно посмотрела на Анхел, как бы давая той понять, что зря ты, подруга, мечтаешь о будущей встрече со своим красавцем; все мы в одинаковом положении - сегодня у тебя кто-то есть, а завтра ты будешь так же одинока, как и я. Уже обернувшись к руководителю группы, она добавила.

- Ведь это проблема телепортации, или я что-то не понимаю? А эта проблема, насколько мне известно, все еще не решена практически.

На ее реплику-вопрос ни Брейли, ни Маклин никак не прореагировали. Каждый размышлял о чем-то своем. Но ее вопрос не остался без внимания. Отреагировал один из инженеров по связи.

- На Земле столетия назад проводились эксперименты с пересылкой квантового пакета, которые открывали принципиальные возможности осуществления телепортации на практике. Почему остановились исследования в этом направлении - мне неизвестно. Возможно, из-за сложностей технического характера. Один земной ученый того времени утверждал: чтобы с разрешающей способностью до одного миллиметра описать в трех измерениях только внешность какого-либо человека, требуется 10 гигабайтов компьютерной памяти. А для описания на субатомном уровне ее нужно несоизмеримо больше. И на трансляцию последовательности с использованием имеющихся тогда линий связи на передачу особенностей любой личности могло уйти порядка… 100 миллионов веков. Может быть, в этом проблема, в передаче информации, в связи. Но, в принципе, проблема решаема. Нужно только направить усилия в эту сторону. Возможно, даже, наверное, цивилизация защитников, с одним из которых отправился в путешествие по космосу Аркад, эту проблему давно решила.

Как ни странно, но тему поддержал психолог Мичел.

- Я завидую вам, молодым. В моем возрасте я просто не успею увидеть результатов реализации подобной мечты. Смешно, но наша кожа, наше тело стареют очень быстро, непропорционально старению нашего разума. Смешно, потому что и тело и мозг находятся в одной и той же субстанции, они едины; однако процессу старения подвержены по-разному. Но при этом еще и очень грустно, поскольку ты осознаешь, что твой разум еще так молод по сравнению с твоей кожей, твоим телом. И сколько времени еще он мог бы прожить, если бы у него была более совершенная оболочка?! Становится грустно от этой мысли…

- По-моему, жизнь разума в нашем мозге рассчитана на многие столетия, а вот тело - тело смертно и скоротечно смертно, - к разговору подключился Брейли. Он встал, прошелся по гостиной, подошел к бару, машинально влил что-то в свой бокал и продолжил. - А это заключение ведет к другой мысли. Разум - динамичен. То есть, возможны варианты, когда он может воплощаться или перемещаться в иные смертные, временные тела. Сам же он в принципе бессмертен, настолько, насколько бессмертна Вселенная.