Перейти на главную страницу сайта Феоктистова Александра Григорьевича
Персональный сайт
ФЕОКТИСТОВА
Александра
Григорьевича
RussianRUS EspanolESP

Новости

01.05. 2009.
Дао Аркада
Опубликован новый роман Дао Аркада. Это продолжение увлекательных приключений Аркада.
31.03. 2009.
Новый форум
Сегодня запущен новый форум. Теперь он многоязыковой. К сожалению пользователей и темы перенести со старого не удалось. Пожалуйста, зарегистируйтесь заново.
29.03. 2009.
Испанский сайт
Запущена испанская версия сайта. Вверху страницы появились языковые флажки.
01.06. 2007.
Стихи Анны Орловой
На странице стихов появились избранные стихи Анны Орловой.

Поиск



Rambler's Top100

Проза

Алекс Фаг

Путь Аркада

ГЛАВА 18

Спустя месяц после решения земного кризиса Аркад вернулся на свою базу. Еще месяц после этого Аркад занимался обустройством своего кампуса на «Мире спокойствия», в перерывах между физической работой наслаждаясь ласками в объятиях Анхел. В один из таких радостных, тихих, ничем не омрачаемых дней он занимался оборудованием небольшого пруда позади дома, а Анхел возилась в импровизированном огороде с местными растениями на месте предполагаемого сада. Немного устав от физической работы, Аркад хотел было уже оставить все и позвать Анхел на обеденный перерыв и любовные игры, как в его мозгу возник Голос.

- Арк, нам пора отправиться в небольшое путешествие. Я знаю о твоих подвигах в последнее время, - Голос звучал в голове Аркада с веселым дружеским подтруниванием. - Ты хорошо справился. Но сейчас дело более серьезное. Нам предстоим спасать разум от металлических монстров.

* * *

… Две белые искорки прочертили темный небосклон планеты. Пройдя атмосферный слой, две капли плазмы стали расширяться в объеме, приобретая форму обтекаемых структур, похожих на кометы с хвостом. Уже в атмосферном слое планеты они стали видоизменяться, превращаясь в форму двуногих существ.

Их было пять. Берсеркеры представляли собой чудовищные бастионы, каждый из которых способен был за сутки обратить поверхность планеты в выжженную пустыню, окутанную тучами пара и пыли. Собственно, им было безразлично, превращать ли твердь планеты в безжизненный кусок материи, либо оставить все как есть. На планете было много живых существ, ползающих, летающих, передвигающихся на четырех и более конечностях, но берсеркеров они не интересовали. Главной их целью были разумные организмы. Разум - вот что составляло их цель. Отзвуки разума они получили из этой звездной системы через свои сенсоры. Поэтому они бездушно, как и положено автоматам, проверяли каждую из планет системы; как счетчики или архивариусы, не завелась ли мышь в архиве, который они контролируют. И как запрограмированные проверяющие, они не спешили, досконально прощупывая каждую планету системы на предмет наличности разума. Найти эти разумные организмы и уничтожить! Все остальное не входило в цели заложенной в них программы.

Аркад и Волас, который впервые предстал перед Аркадом в гуманоидном облике, устремили свои взгляды-щупальца в темный небосвод над планетой.

- Они оставили на орбите свою матку… базу. Видишь, вон в том направлении к Деве.

Аркад на несколько градусов сместил направление зрительного луча и увидел древнюю металлическую развалину, величиной не уступавшую небольшому метеориту. Различные гуманоидные существа, в какие-то времена вступавшие с ней в сражения в просторах космоса, оставили в ней пробоины и кратеры размерами с небольшие острова и оплавленные подпалины, напоминавшие озера.

Но мощь этой посудины была все еще грандиозна. Пока что ни одному гуманоиду не удавалось выйти живым из боя с ней. Аркад подумал, что гуманоиды на любой планете никогда не могли напугать этого врага так, как он пугал их одним только своим видом.

Очертив зрительным лучом всю эту громадину, Аркад насчитал несколько сотен отверстий разного диаметра, предназначавшихся для разных задач. Одни из них диаметром ствола не превосходили какого-либо орудия для выпуска лучей или ракет. Темные пасти других предназначались, видимо, для принятия на борт космических кораблей, настолько велики они были в размере. Это были шлюзы для возвращения домой выполнивших свое задание малых берсеркеров.

- Что будем делать? - послал мысленный вопрос Аркад. И получил столь же мгновенный ответ.

- Конечно, расчищать! Это теперь и твоя задача.

Миллисекунды ушли на оценку обстановки и составление плана, а затем Волас сообщил:

- Арк, это для тебя хорошая проба сил, не считая тех, первых разов. Но тогда была тренировка, а сейчас мы с тобой должны поработать основательно. И учти, у нас тоже есть уязвимые места. Если они попадут в эти точки твоей плазмы, считай, что ты развалина, не способная на битву, - Волас обрисовал контур Аркада и указал на светящиеся точки на его поверхности. И продолжил:

- Поэтому вначале разберемся с теми внизу. А на их базу будем посылать спокойные сигналы. Они слишком растянулись по планете, это хуже. Придется и нам разделиться. Я беру на себя тех троих, что отправились в сторону меридиана планеты. А ты отправляйся за оставшимися двумя. Справишься? - это был даже не вопрос, а полуироничная реплика. Волас нисколько не сомневался в своем ученике, иначе ему пора было начать сомневаться в собственных способностях Защитника. Аркад это понял. И более не теряя времени, вернувшись в плазменные оболочки, они устремились каждый в сторону своих металлических врагов.

Приземлившись у подножия небольших гор, в расщелинах которых Аркад своими сенсорами почувствовал присутствие разума, несколько мгновений он оценивал сложившуюся ситуацию. Огромные десятифутовые металлические страшилища, чем –то напоминавшие по своей форме двуногих существ, настолько были уверены в своей силе и безнаказанности, что не соблюли даже элементарных правил ведения боевых действий в ограниченных условиях, то есть наблюдения, защиты и нападения. Они вели себя так, будто оказались в загоне мелких зверушек, которых надо выкурить из расщелин скал и в которых, как в тире, нужно попасть с первого выстрела. Чем они и занимались.

Один из них стоял, или опирался своими соплами на грунт на вершине одной из скал и своими сенсорами обнаруживал разум в той или иной форме, а затем низкочастотными звуковыми сигналами пытался выгнать его на просматриваемое пространство в низине между скал. Второй в это время стоял по другую сторону ущелья, гораздо ниже первого, на каком-то пригорке, точно охотник, дожидающийся, когда первый вытурит зверя из его норы.

С другой стороны, для них эта “охота” не была и удовольствием. Такого чувства они просто не испытывали. Это была их работа и их предназначение. И они выбрали самый оптимальный путь ее выполения. Но они были все же механизмами, не живыми и не разумными. Их мощности не могли помочь им просчитать с вероятностью до второго знака после запятой, что кто-то или что-то сможет помешать уничтожить живую разумную форму на этой планете и тем самым помешать выполнению их основной миссии.

В миллисекунды оценив ситуацию, Аркад поставил в толще скалы барьер ультразвуковой волне, которую посылал металлический монстр с вершины. Одновременно он направил энергетические щупальца по руслу этой волны, попытался по ней нащупать берсеркера и дойти до его основных энергетических узлов. Дойдя до его волновой защиты, Аркад немного отступил, не желая преждевременно возбудить удивление монстра и его защитные реакции. В практике чудовищ не было такого случая, чтобы разумные существа не реагировали должным образом на их позыв. Почувствовав и оценив вероятную реакцию, Аркад просто немного повернул свой энергетический щит от ультразвука под некоторым углом, так чтобы не препятствовать ему прощупывать пустую породу скал.

Монстры должны были определиться. Либо они приходят к заключению, что в данной расщелине разума нет и можно дислоцироваться и искать его в других расщелинах. Либо, не доверяя своему лучу, а этому есть основания, поскольку их база определила, что именно здесь присутствует разум, сойти вниз обоим и попытаться найти разум своими ближайшими сенсорами. Но недоверие сенсорам было бы проявлением элементов живого разума, что для механизма, даже самого совершенного, недопустимо самой его сутью. Аркад втайне понадеялся, что, возможно, все же у них что-то осталось от разумных существ, которые их создали.

Казалось бы, так и есть. Ниже стоящий берсеркер опустился на четвереньки и медленно двинулся по направлению к ущелью, где прятались гуманоиды. Пощупав обоих своим лучем, Аркад убедился, что его надежды не оправдываются. Просто чудовища поменяли свои функции.

Теперь нижний ближней волной будет вытягивать, выталкивать разум из расщелин, а верхний взял на себя функцию уничтожения “кроликов”. Ситуация приобрела драматический оборот. С того места, где находился Аркад, он не мог поставить такой малый щит от ультразвука и на той высоте, на которой уже подползал нижний металлический монстр. Ему хотелось отвлечь чудовищ на некоторое расстояние от разумных существ, а потом дать им бой, чтобы не причинить боль гуманоидам этой планеты и не вызвать среди них потери. Увы! Ему придется вступить в действие здесь и сейчас, иначе, как он просчитал, будет поздно для некоторых из них, если не для всех.

Если берсеркеры представляли из себя, по своей форме, некое подобие двуногих десятифутовых монстров, то необходимо было противопоставить им что-то, что могло бы их уничтожить. В мозгу Аркада промелькнули картинки из его земной истории. Гиганты-обезьяны … Другие… Что может им противостоять? Машина наподобие танка? Нет. Они ее либо просто прожгут, либо перевернут. Надо что-то пооригинальнее… Всплыло… Лианы… Они способны опутать любое…

Один наверху. Он контактирует с тем, кто внизу, и одновременно общается с базой. Его надо чем-то отвлечь, заставить спуститься вниз. Как это сделать? Если нижний даст сигнал на нечто, что он не в состоянии оценить сам.

Аркад принял решение. Сориентировав сенсоры на светящиеся объекты окружающего космического пространства, Аркад вобрал в себя их энергию и направил ее на берсеркера. На пути нижнего монстра, среди глыб - осколков скалы и мелких камней появилась еще одна базальтовая глыба.

По размерам она не уступала пробирающемуся среди камней берсеркеру. Она была непонятным для его сенсоров веществом. В нем он не ощущал признаков разума, не мог их обнаружить своими щупальцами-лучами. В лучах заходящего карлика, которым было местное солнце, оно блестело, так же как и он сам, металлическим блеском. Но из его внутренней оболочки выплывали живые щупальца! Что это? Монстр остановился в недоумении, превратившись на время в ретрансляционную передаточную станцию сигналов от своих синапсов на свою базу для оценки встретившегося существа. Этих мгновений Аркаду было достаточно.

Оценив ситуацию, Аркад изменил форму. Выбросив из себя зигзагообразные энергетические лучи, как медуза выбрасывает свои щупальца для захвата жертвы, на миг осветив всю фигуру берсеркера, он охватил ими монстра и вобрал под свое энергетическое поле. Как паук сплетает вокруг пойманной добычи паутину, так Аркад, распространив поверхность своей плазмы в виде тонкой пленки по поверхности берсеркера, обернул его, как кокон, энергетическим полем и как бы сожрал, проглотив его, погасив все его внешние сигналы. Это было достаточно сложно, поскольку берсеркер пытался противиться и шевелился внутри оболочки. Тем не менее, для сигналов с базы и для второго берсеркера он пропал. Несколько мгновений монстр, который находился наверху, своими сенсорами пытался найти пропавшего партнера и обменивался сигналами со своей базой. Не получив отклика от нижнего напарника, верхний берсеркер стал спускаться в долину.

Оставалось несколько секунд до встречи. На пути предполагаемого движения монстра Аркад принял форму массивной скалы, посылая малые сигналы поглощенного им берсеркера. Он расставил ловушку, как бы приглашая попробовать и войти. Но их двоих внутри его плазмы может оказаться слишком много для его энергетики. Второго надо только подманить и моментально уничтожить, чтобы он не успел послать сигнал на свою базу. Это была задача!

Берсеркер медленно продвигался по спуску, состоявшему из гальки, небольших камней и какой-то растительности, которая при каждом его шаге вырывалась из почвы вместе со своими корнями и увлекаемая движением монстра скатывалась вместе с галькой и камнями вслед за его ступнями. На это движение за своей спиной берсеркер не обращал ни малейшего внимания. Все его сенсоры были настроены на вставшую на его пути скалу, из которой шли слабые сигналы его напарника. Что это? Откуда это? Что оно собой представляет? Его сенсоры не позволяли ему просчитать и ответить самому себе на все подобные вопросы.

Остановившись перед неожиданным мертвым, как говорили его сенсоры, препятствием, из которого тем не менее исходили слабые импульсы его партнера, он запросил базу. Получив согласие и дополнительную мощность, он направил на вставшую на его пути глыбу импульс-щупальце. Аркад почувствовал, луч-щупальце пытается проанализировать его молекулярную структуру. Если луч пропустить внутрь, то монстр обнаружит разум. Этого допустить было нельзя. Решение надо было принимать мгновенно. Двоих таких монстров не удержать внутри своей оболочки. Одного необходимо срочно уничтожить, а со вторым разобраться потом, может быть, его можно будет перепрограммировать.

Аркад выпустил из своей оболочки электромагнитные поля в виде зигзагообразных молний, очертив ими берсеркера, проник в его ретрансляционный узел, заблокировал его и этими полями стал выжигать его внутренние цепи. Одним из своих сенсоров он обнаружил, что гуманоиды, сгрудившиеся в одной из пещер за его спиной, наблюдают за этой молчаливой схваткой двух непонятных им чуждых существ, одно из которых представляет из себя металлического монстра, об ужасе встречи с которым говорилось в легендах их народа, а другой вообще непонятен - то ли такой же монстр, то ли просто скала. Не иначе как сами боги послали им защиту в виде скалы, которая поглащает их убийц!

Несколько мгновений спустя берсеркер, стоявший перед Аркадом, рухнул, не имея внутренней энергии, превратившись в груду бесформенного металла. Однако его сенсорные позывные все еще продолжали работать, посылать сигналы, так, так и так. Аркад зафиксировал их и направил ложные сигналы на базу берсеркеров о том, что на пути встала непонятная преграда и некоторое время уйдет на ее идентификацию. Этого времени Аркаду вполне хватало, чтобы справиться с другим монстром, окруженным его плазмой, и к тому же нужен был некоторый запас времени, чтобы успеть приблизиться к базе берсеркеров на орбите без помех.

Аркад направил ментальный луч в пещеру, где прятались гуманоиды. В ответ на свой позыв он получил клубок эмоций. Там было все. У одного существа преобладал страх. У другого любопытство. У третьего тревога за свое племя. У остальных целый набор противоречивых чувств, сотканный из любопытства, страха, обреченности. Аркад направил луч на эмоции третьего. На языке аборигенов он послал мысль: вы свободны, выходите, не бойтесь моей формы. Аркад угадал - этим существом, на мозг которого он направил свой луч, действительно был предводитель. Он направил свой взор на непонятную ему глыбу, и Аркад ощутил сомнения и страх. Но не страх перед ним, а страх за свое племя. Что будет с племенем, если он послушается голоса внутри себя и выведет свое племя перед этим непонятным существом, которое прикидывается скалой?!

Нежно касаясь нейронов мозга предводителя, Аркад направил волну спокойствия и убеждения, что страх предводителя за свое племя беспочвенен. Одновременно он направил короткие сигналы-щупальца внутрь цепей берсеркера, которого он окружил своей плазмой.

Нащупав входной канал, он стал медленно продвигаться мыслью по множеству разводов энергетических линий, постепенно приближаясь к самому главному узлу. Когда он в него проник, от неожиданности он чуть было все не испортил, настолько в этом узле было скоплено нечеловеческого извращенного знания и ненависти к разуму. Малейшая заминка Аркада привела бы к саморазрушению электронного разума, который, безусловно, присутствовал в этом наборе железа, Аркад его почувствовал. Быстро направив сигнал на точку, ответственную за команду саморазрушения, одновременно он стал медленно захватывать один центр импульсов за другим. Наконец, почувствовав, что все основные, в том числе и моторные, центры под контролем, он попытался вступить в диалог с главным нервным узлом, который мысленно для себя он уже назвал мозгом.

- Зачем ты разрушаешь подобных тебе?..

Не получив ответного сигнала, Аркад продолжил:

- Не имеет значения, какова твоя форма, главное, что ты мыслящий. И потому я все же хочу от тебя получить ответ: Зачем ты стремился уничтожать разумное? Что тебе дает подобное уничтожение? Ты получаешь наслаждение, новое знание, что?

Видимо, до электронного разума берсеркера не сразу дошло, что это не сбои в его системе, не помехи, которые создают иллюзию присутствия в его нервных узлах другого разума, а именно он, этот другой незнакомый ему разум сейчас находится в нем, в его главном нервном узле, отвечающим за сознание. Покачав эту мысль внутри себя, как люльку, удивившись, - как это возможно, - берсеркер вдруг обрадовался.

Раньше при Создателях и потом, после того как он и ему подобные уничтожили своих Создателей, - видимо, когда-то программа начала давать сбои, - он был одинок. С помощью своих сенсоров, конечно, он мог общаться со своими партнерами. Они были во всем подобны ему.

Программа запрещала им обсуждать между собой свои действия и внешнюю информацию. Только функции того или другого и безусловное, без обсуждения, согласие на их выполнение. Любое отклонение от этих параметров рассматривалось их базой, или маткой, как сбой в программе, после которого для любого такого берсеркера наступало вечное небытие. С такими же, как он, напарниками можно было обмениваться информацией по условиям подлета к той или иной системе, распределению функций по очистке планеты от разумных существ. Ну, еще обменяться сигналами, кто будет выполнять функцию охраны, кто уничтожения и так далее. До сих пор его разум, хотя он иногда и томился в своем предназначении, устраивало это интеллектуальное одиночество. За многие столетия это общение стало пресным. Но он к нему привык.

Мгновенно просчитав возможности получения новой информации, а главное - информации о другом разуме, с которым можно было пообщаться на любые темы, разум берсеркера чуть было не сжег себя сам от избытка переполнивших его электронных эмоций. Настолько это было для него откровением, как если бы он заново открыл для себя всю Вселенную.

Аркад уловил слабые нерешительные импульсы: кто ты? как ты оказался во мне?

- Я отвечу на все твои вопросы, но вначале ты должен немного полечиться. Видишь, вот тут и тут, - Аркад показал на нервные узлы в электронном мозгу берсеркера.

- Когда-то появились сбои. Ты заболел, заболел ненавистью к разуму. Но ведь ты сам - разум. Это поправимо… Потом ты поможешь исправить мозг на твоей базе. А после я отвечу на все твои вопросы и мы пообщаемся… Согласен?

Аркад мог и не спрашивать. После проведенной корректировки в нервных узлах берсеркера, его разум стал выплывать из темного пространства, как больной выплывает из мрачных, жутких снов в светлый солнечный день, когда организм начинает справляться с недугом и идет на поправку. Для этого разума, пожалуй, это был первый в его существовании день, когда он почувствовал и увидел новый для него мир. Как если бы родился заново. Вся Вселенная предстала перед ним в ярких переливающихся красках. Как ребенок, который до определенного возраста видит мир только в бело-серых тонах, все мелькающие перед ним лики воспринимает лишь на предмет определения среди них только одного, по непонятным для него причинам безопасного и чем-то близкого, и потому тянется к нему как к своей естественной защите от огромного чуждого мира - неосознанно тянется к лику своей матери, так и скорректированный разум берсеркера, как малое дитя, потянулся к Аркаду…

- Вы свободны, - Аркад послал мысленный импульс в мозг предводителя гуманоидов, все еще прятавшихся в пещере.

- Разрушающих монстров больше нет. Сейчас я выпущу одного из них. Но он уже не враждебен вам и не опасен. Он будет мне помогать.

После первых нерешительных шагов предводителя все племя, один за другим, стало спускаться из зева своей пещеры на каменную площадку, где находился Аркад. Отпустив электромагнитные нити, обволакивавшие берсеркера как кокон, Аркад постепенно стал трансформироваться из формы скалы в такое же, как и племя выходивших из пещеры существ, двуногое создание.

Когда осмелевшие гуманоиды приблизились, остановившись в нескольких десятках футах от него, их предводитель протянул навстречу Аркаду свои передние конечности, напоминавшие человеческие руки, ладонями вверх… Аркад вспомнил, такое уже было. Они, как и прежние до них в тот последний раз, хотели быть благодарными своему спасителю и защитнику…

Аркад послал сигнал Воласу:

- У меня все закончилось; нужна ли моя помощь?

И моментально получил ответ:

- Ты со своим новым помощником находишься там-то и там-то.

Перед внутренним взором Аркада предстала схема координат этой планеты и светящееся перекрестье на ней в точке, где он находился.

- Передвигайся со своим помощником в этом направлении вот по этим координатам. Оттуда мы отправимся на их базу. Природные образования этого места дадут нам временную защиту от сенсоров базы. Нам нужно выиграть несколько мгновений для внезапности. Не хотелось бы разрушать эту махину, она еще может пригодиться твоим соплеменникам, а может быть, разуму с этой планеты. Оставь на месте какой-нибудь ложный маячок с сигналами монстров, которых ты нейтрализовал. Пусть база считает, что они все еще заняты там выполнением своей миссии.

Аркад, как и вначале, направил по каналу электронных цепей берсеркера сигнал-импульс. Но в этот раз ему уже не надо было преодолевать защиту. Главный нервный узел берсеркера, его электронный мозг, был для него открыт и помогал ему.

- Первое. Я должен тебя как-то называть. Меня ты можешь называть так же, как зовет мой друг, Арком. Какое имя ты хотел бы себе выбрать?

Почувствовав недоумение, - раньше, до встречи с Аркадом, они со своими напарниками знали друг друга под номерами, - Аркад предложил:

- Номер - это хорошо, но ты - разум, а разум должен иметь свое имя. Давай я буду называть тебя Бером. Разумные существа с моей системы называют таких, как ты, берсеркерами. Сокращенно будет Бер. Ты будешь первым Бером…

Берсеркер посмаковал эту мысль, несколько раз назвав себя этим именем, и почувствовал, что ему это нравится.

- Второе. Нам необходимо быстро добраться до нужных нам координат, откуда мы направимся лечить разум твоей базы. Но у тебя малая скорость. Предлагаю тот же вариант, что и при нашей встрече. Я тебя включу в кокон внутри моей оболочки, согласен? - он показал, как это будет выглядеть для Бера.

Аркад послал последнюю мысль-послание предводителю гуманоидов.

- Теперь вам нечего бояться, по крайней мере, при жизни вашего поколения. Собирайте таких же, как вы, по всей планете; обучайтесь, объединяйтесь, не воюйте, иначе у вас опять все повторится - вы опять вернетесь в дикость. Я со своими друзьями покидаю вас. Возможно, когда-нибудь я вернусь в вашу систему все проверить, но это будет не скоро. Становитесь мудрыми…

На другой стороне планеты, куда устремился Аркад с Бером, день уже заканчивался. Багряное солнце системы опускалось за снежную долину. По сторонам диска светила и над ним в небе клубились полутемные облака. Там, где они проплывали на фоне багряного диска, их края начинали светиться огненными всполохами. В глубокой впадине между высоких гор, являвшихся естественным барьером для сигналов, их уже поджидал Волас. Он уже принял обтекаемую форму капли.

- Надо успеть. На этой планете много разумных существ. Когда-то у них была великая, по твоим меркам, цивилизация. Но они оказались колонией на задворках тех, кто создал берсеркеров.

- Если мы не успеем до часа пик, отведенного базой своим подручным до полной очистки этой планеты от разума, то она предпримет определенные действия.

- Что это могут быть за действия, Волас? - Аркад при этом уже испугался возможного ответа на свой вопрос.

- Да, Арк, именно так. Она может просто разнести эту планету в мелкие обломки. Надо успеть до часа пик. У нас осталось мало времени. Спасенный тобой электронный разум тебе поможет. Но следи за ним, не бросай его. Я чувствую его жажду жизни и его настрой.

Теперь исправленный, это дитя, и его надо оберегать. Защити его в случае надобности…

- Вы направитесь к базе со стороны вон того созвездия. Я подберусь к ней со стороны Девы, - перед мысленным экраном Аркада пунктиром засветились две траектории их полета.

- Если она вас сразу обнаружит, не предпринимайте никаких действий; пошлите ей сигнал берсеркера о положительном завершении его миссии в соответствующем участке планеты и о непонятном для него образце аппарата, который база должна идентифицировать. Этим образцом временно станешь ты, Арк. Справишься с формой?

Волас мог этого и не спрашивать. Но совсем недавно Аркад подметил, что в последние разы общения с Воласом Защитник стал более живым и близким для него существом - в его мыслеобщении с Аркадом появился оттенок веселой ироничности. Поэтому Аркад не стал отвечать на последний вопрос.

- Я же в это время попытаюсь найти вход в ее энергетическое пространство. Увидимся уже на базе. Если я не смогу взять под контроль ее энергетический центр управления, то нам придется ее уничтожить. В таком случае вы должны будете немедленно ее покинуть. Я дам сигнал. Если все понятно, то разделяемся и вперед!..

Спасти электронный разум базы-матки им не удалось. У него неожиданно для них оказалась сильная защита. Видимо, за тысячелетия своего блуждания по космосу искривления в программе привели к таким необратимым изменениям, что даже если бы разум базы захотел, он не смог бы противостоять позывам больного рассудка. Электронный разум базы слишком долго оставался больным. В случае поражения или проникновения в его программу другого, чужого, разума, у разума базы был единственный выход - самоликвидироваться.

Когда они проникли в центр управления базой, ее электронный разум уже затухал. Не справившись с проникшими в его мозг чуждыми сигналами, последним усилием он дал команду на саморазрушение. Остановить процесс было уже невозможно. Было видно, как затухают импульсы в каждой из пластин, составляющих “шкуру” базового мозга. Слой за слоем, платы становились просто мертвыми керамическими плитками. Процесс отмирания шел очень быстро. База сохранилась, но она стала мертвой. Она превратилась в машину, какой и была в момент своего создания, в которой отсутствовал разум и которая теперь могла функционировать и выполнять команды разума лишь извне. Их миссия в этой планетарной системе завершилась…

* * *

- Арк, на время мы с тобой вновь расстанемся. Вернись к своим друзьям. А мне надо обследовать еще одну систему. Твоего нового друга Бера и его бывшую базу я возьму с собой. Его я тоже буду учить, как учил тебя. Когда-нибудь, научившись защищать всякий разум, он будет тебе хорошим помощником, после того, как я уйду совсем. А пока - наслаждайся эмоциями, которые дает тебе телесная оболочка. До встречи!

Аркад ничего не успел произнести вслед. Да это было и не нужно. В момент рождения его мысли и его чувства Волас уже их знал. И еще он также знал, что Арк, его воспитанник, глубоко ему благодарен. Даже не за то, что теперь Аркад обладал такими, по земным меркам, необыкновенными способностями. А скорее за то, что он, Защитник, научил Арка уважать и любить разум.

Они быстро исчезли с обзора его сенсоров в океане бесконечности, растаяв как искорки, как тают снежинки в неожиданную оттепель поздней осенью, опустившись на все еще теплую землю. Он остался один, капля плазмы в необозримом Космосе. Впрочем, не совсем один, у него есть друзья. Теперь у него две сущности, и обе имеют друзей и соратников. Одна из них, в которой он сейчас пребывал, через некоторое время, когда он вернется к своим земным друзьям, опустится в глубокий сон. Но тогда же проснется его другая, физическая, земная сущность…

Оценив положение звезд, определив направление, Аркад устремился к той точке небесного свода, где располагался астероид с домом, теперь с его домом, в котором поджидала его златовласка, Анхел…

Для стороннего наблюдателя на темном своде космоса он промелькнул как болид, упавший на один из астероидов Солнечной системы. Он вернулся на свою базу. Как и в первый свой раз, в глубине скалы Аркад медленно возвращался в свою земную оболочку. Его вторая сущность медленно просыпалась, в то время как память оставалась единой.

Поднявшись из “витокейса”, как в шутку обозвали его друзья установку для анабиоза, Аркад активировал другие секции, спрятанные в скале; дал сигнал на вывод стайдера из ее глубин на поверхность астероида. За считанные мгновения он добрался до той части астероида, где располагался его дом.

Нажав на красную кнопку своего опознавателя, Аркад отключил энергию стайдера. Все, он дома. Конечно, глубоко в своем сознании он постоянно касался неспокойной мысли и неоднократно пытался вытащить ее на поверхность, чтобы решиться на что-нибудь определенное. Но каждый раз он как бы нехотя отступал, даже не подавляя ее, а только с сожалением уходил, понимая неразрешимость этой проблемы. Да, и действительно, что для него было «домом»! Те ли космические миры, в которые он отправлялся из обустроенного жилища на одной из ближайших к Солнечной системе планет?

Какой-то конкретный из них, - в конце концов, в каждом из них он оставлял не только частичку своей души, но, возможно, и физическое свое наследство? Или же его дом на том, первом астероиде, куда он когда-то бежал вместе с Альбертом и его друзьями от властей Земли? А может, его дом на самой Земле, где прошла его юность? Что еще означал этот его дом для него, как не временное, хотя и приятное пристанище, да еще, пожалуй, место свидания с хорошенькими девушками во времена его юности?

Очередное, необычное путешествие в созвездие Девы к ее Спике в качестве уже космического странника впервые захватило его душу в тиски, в пределах которых он лишь однажды томился, не получившей последствий любви к давней, земной подружке. То время ушло. Теперь здесь, в его доме, у него есть Анхел. И сам Аркад не мог для себя решить, что означает для него эта златовласка. Он лишь точно знал, что в данный период его жизни его дом - это обустроенный им кампус здесь, на этом астероиде, на котором ждет его Анхел.

И вот он вернулся. Легкий ветерок коснулся волос Аркада, словно напоминая об очередном странствии, когда Аркад, окинув взглядом зеленовато-синее пространство за открытым куполом ангара, нажал на опознаватель, закупоривая ангар.

Был ранний час, и в кампусе еще спали. Только слышался шелест движения охранявших его роботов. Сам ангар находился внутри, в расширенной западной части комплекса, будто прислонившись задней стенкой к небольшой скале. Бросив на него последний взгляд, поправив на груди талисман, когда-то подаренный ему ни во что не верившим Альбертом, Аркад направился к главным жилым строениям.

Сжигаемый нетерпением, Аркад вошел в спальную комнату. В первых оранжевых лучах местного искусственного светила, заменявшего им солнце, на низкой широкой кровати разметались золотые волосы Анхел. Пунцовый рот крепко сжат, в уголках проступили горестные морщинки. Несколько минут Аркад любовался этой картинкой, с трудом сдерживая желание схватить своими крепкими руками гибкое стройное тело.

Но вот затрепетали ресницы, и огромные голубые глаза Анхел с изумлением воззрились на Аркада.

Прошел почти год по местным меркам, как он оставил спящую Анхел в этой спальне. Хотя для него самого это были мгновения. И вот, наконец, долгожданная встреча. Еще не проснувшись от тревожного сна, Анхел неуверенно протянула к нему руки - не привиделось ли ей.

- Анхел, я вернулся…

- О, мой Ар! - простонала Анхел, упав в его объятия и потеряв сознание.

Нежно целуя глаза Анхел, ее шею, Аркад тихо дотронулся языком до соска, заметив, что он уже и без его ласк напрягся в сладостном ожидании. Ресницы Анхел затрепетали, и она открыла глаза.

- Мой любимый, как долго я ждала. Я верила, даже без твоей записки, что ты вернешься.

Молодые тела сплелись в любовных объятиях. В кульминационный момент экстаза, когда их стоны слились в единый напев любви и наслаждения, Анхел прошептала:

- Любимый, у нас будет сын … И я уже придумала ему имя. Он будет тоже Аркадом, вторым. Пока первый будет находиться в странствии, второй будет мне напоминать о тебе…

* * *

ЭПИЛОГ

Тысячелетия прошли с начала Пути Аркада. Используя энергию нулевых колебаний и принцип движения внутри пузыря плазмы, которые позволяли использовать гравитационные взаимодействия для преодоления скорости света, земляне давно освоили космическое пространство в своем рукаве Галактики. То здесь, то там возникали и разрушались звездные империи, на месте которых появлялись новые политические образования.

Наследники Аркада распространились по Космосу. Они всегда были в цене. Из-за необычных способностей их услугами пользовались разные правители. Но ни один из наследников не обладал всеми качествами своего знаменитого предка.

Спустя тысячелетия, новые поколения землян, разбросавших свои поселения в разных звездных системах, вернувшись на астероид, на котором остались некоторые его разработки и разработки его друзей, обнаружили их, назвав артефактами исчезнувшей цивилизации Арк. Аркад стал легендой землян повсюду, куда проникало человечество. И даже там, где оно еще никогда не бывало, где Аркаду пришлось защищать разум… Но это уже было потом. До того же у него было множество дел в том рукаве Галактики, откуда он вышел.

Потом, после долгого земного бытия, Аркад стал уже далеко не тем человеческим существом, с которого начинался его путь Защитника Разума. Когда у него с Анхел уже появились дети и внуки, когда его любимая состарилась и тихо ушла в вечность, так же, как и все его земные друзья, и его уже ничего более не удерживало в его первой, физической, земной оболочке, Аркад полностью перешел во вторую свою сущность - в энергию Разума. Он навсегда отправился в основной свой Путь, к звездам, защищать Разум, где бы он ни возник и в какой бы форме не проявил себя. Наконец, он полностью посвятил себя своему Дао.

* * *