Перейти на главную страницу сайта Феоктистова Александра Григорьевича
Персональный сайт
ФЕОКТИСТОВА
Александра
Григорьевича
RussianRUS EspanolESP

Новости

01.05. 2009.
Дао Аркада
Опубликован новый роман Дао Аркада. Это продолжение увлекательных приключений Аркада.
31.03. 2009.
Новый форум
Сегодня запущен новый форум. Теперь он многоязыковой. К сожалению пользователей и темы перенести со старого не удалось. Пожалуйста, зарегистируйтесь заново.
29.03. 2009.
Испанский сайт
Запущена испанская версия сайта. Вверху страницы появились языковые флажки.
01.06. 2007.
Стихи Анны Орловой
На странице стихов появились избранные стихи Анны Орловой.

Поиск



Rambler's Top100

Наука

Пределы прогнозирования экономической реальности

Отраслевые рынки или рынки отраслей предполагают некоторую автономность. Поэтому их можно рассматривать как относительно самостоятельные системы. В каждой системе есть ее элементы. Элементами любой рыночной системы (или структуры) выступает сравнительно небольшой набор, состоящий из следующих признаков, или элементов: спрос и предложение на данном рынке; цены и политика ценообразования хозяйствующих на данном рынке структур (фирмы, предприятия, компании и т.д.); минимально и максимально приемлемые цены для фирм; цена равновесия; эластичность спроса; конкуренция.

Данный набор элементов может различаться от рынка к рынку по степени влияния данного составляющего элемента на весь набор признаков; по его важности для данного рынка; по составу потребителей на данном рынке и т.п. Например, энергетический рынок будет резко отличаться от транспортного рынка, хотя последний в определенной степени зависит от первого. Или, например, в самом рынке транспортных услуг резко отличаются сферы по обеспечению транспортными услугами по перевозке грузов и по перевозке пассажиров. Мало того, в самих этих подструктурах будут отличаться рыночные составляющие, если мы ведем речь, например, об автомобильных перевозках, или мы ведем речь об авио-перевозках, или о железнодорожном транспорте.

Для прогноза экономических тенденций развития того или иного отраслевого рынка в конкретном определенном территориальном или географическом регионе весьма важными окажутся как раз элементы, составляющие специфику данной рыночной подсистемы.

Из этого положения логически вытекает следующее заключение. Любой более или менее приемлемый, с точки зрения своей результативности, прогноз динамики экономической реальности в пределах отдельно взятой страны на ближайшие 5-10 лет должен явится экономически как среднестатистическая (математическая?) величина из данных составленных прогнозов по тенденциям отраслевых рынков.

В области прогноза имеются наработки отечественных исследователей. По теории прогноза, его целям, методам, принципам существует обширная научная литература. Так, работы Лопатникова Л.И. и Уткина Э.А., Бетяева С.К. уточняют само понятие прогноза [1] . В работе Черныша Е.А. - цели прогнозирования [2]. Авторы учебного пособия под редакцией Морозовой Т.Г. и Пикулькина А.В. излагают основы методологии прогнозирования [3]. В работе Эрлиха А.А. осуществляется классификация методов прогнозирования [4]. В работах Гольцберга М.А., Колотия В.М., а также Баканова М.И. и Шеремета А.Д. проводится анализ методов прогнозирования [5]. В данном кратком сообщении мы не имеем возможности к ним более подробно обратиться. Здесь мы можем сделать только следующие краткие замечания в отношении экономического прогноза.

Безусловно, для того чтобы нарисовать общий прогноз динамики российской экономической действительности на ближайший временной период (3-5 лет), необходимо, прежде всего, попытаться составить предварительный прогноз динамики по отраслям национального хозяйства (промышленность, сельское хозяйство, транспорт, связь, строительство, торговля, финансы, сфера услуг). При этом важную роль в прогнозе будут играть качественные показатели, динамика, тенденции развития за предшествующие 3-4 года и их проекции в будущее. Нам представляется, что лучше строить планы на основе какого-либо прогноза, чем планировать развитие региона без всякого прогноза.

* * *

Прогнозирование тенденций экономического развития предполагает создание определенной модели той или иной действительности и ее тенденций. Создание моделей, моделирование в научных исследованиях с глубоких времен применяется практически во всех отраслях знаний. Под моделью, видимо, следует понимать материальный или мысленно представляемый объект, который в процессе исследования замещает объект-оригинал так, что его непосредственное изучение дает новые знания об объекте-оригинале. Сам процесс моделирования предполагает построение, изучение и применение моделей, которые позволили бы спрогнозировать тенденции объекта-оригинала. Модель помогает как-то исследовать проблему объекта в тех случаях, когда обстоятельства не позволяют исследовать сам объект непосредственно, или же подобное исследование потребует много времени и средств.

В моделировании предполагается, что процесс познания объективной реальности с его помощью по необходимости осуществляется в несколько этапов. Вначале это построение модели объективной реальности, сравнение ее с оригиналом (обнаруженные недостатки после первого этапа моделирования, обусловленные малым знанием объекта и возможными ошибками в построении модели, должны быть исправлены на следующих этапах моделирования). Затем уточнение модели и т.д., до тех пор, пока прогноз, построенный на основе модели, не будет в достаточной мере достоверным.

Кроме того, любой (глобальный или локальный) экономический прогноз требует определенной методики выбора существенных, с точки зрения достоверности прогноза, макроэкономических показателей данной экономики. К сожалению, в этом вопросе среди экономистов нет единого мнения [6].

Одним из подобных методов является использование «системы опережающих индексов», по которому подбираются такие показатели, «у которых поворотные точки наступают раньше, чем у экономики в целом», что позволяет прогнозировать вероятностное приближение спада или подъема [7]. Другим методом, способным привести экономистов к единству в оценке прогнозов экономического развития, может оказаться «метод сравнительного анализа первых производных тренд-функций, описывающий временные ряды макропоказателей» [8]. Во всяком случае, опробованный на примере расчетов временных рядов валового общественного продукта (официальные советские данные) и валового национального продукта (американские данные) в период с 1950 по 1985 гг, он показал почти идентичные тенденции в отечественной экономике в трех выделенных для анализа периодах (1950-1964 г.; 1965-1978 г.; 1979-1985 г.) [9]. Это дает надежду, что со временем будет разработана единая, признаваемая большинством исследователей и достоверная методика расчетов тенденций экономического развития (прогнозов).

Однако среди некоторых исследователей бытует и мнение о том, что в экономике нельзя делать прогнозы, поскольку наши волевые экономические действия, которые мы совершаем как участники процесса, тенденции которого пытаются спрогнозировать, воздействуют на эти процессы и тем самым изменяют их тенденции.

Все же нам представляется, что прогнозирование будущего развития экономики в определенной степени возможно. Но оно имеет свои границы, или ограничительные факторы. Для хорошего прогноза, который с вероятностью более пятидесяти процентов так или иначе оправдается (подтвердится) в будущей реальности, не обязательно иметь огромный штат сотрудников и большое количество конкретной информации, в которой человеческий мозг может заблудиться – принять за основную причину глобальной тенденции незначительный факт или, напротив, упустить важную причину. В конечном итоге, никакое предсказание будущего не может подтвердиться на практике на все 100 %. Даже если бы человечество обладало сверхмощным компьютером, который смог бы вобрать в свою память все факты и события, происходящие на земном шаре, то даже он не смог бы определить будущее полностью. Во-первых, хотя бы потому, что это будущее надо прожить, а следовательно, вся картина событий и фактов ежесекундно меняется. Во-вторых, мы живем не в изолированной области космоса, а в бесконечной вселенной; и все ее факторы, безусловно, влияют на жизнь на земном шаре.

К тому же, практика реализовавшихся прогнозов показывает, что, как правило, их делают люди, отнюдь не обладающие мощным штатом сотрудников, но имеющие определенную интуицию в отношении тенденций развития. Достаточно сослаться хотя бы на пример Л.Н. Гумилева, который смог интуитивно вычислить «пассионарность» этносов.

Однако в экономическом исследовании глобальное предсказание развития той или иной экономики и не должно быть целью. Часто именно этого требуют и хотят получить политики. Прагматичность политиков и власть имущих заставляет их с завидной назойливостью заглядывать в завтрашний день, предугадывать свои политические позиции и выгоду (либо потери), которые они могут принести. Именно потому прогноз по заказу политиков, государственных аппаратов должен быть обоснован, по их мнению, огромным пластом часто совершенно никчемной статистической информации, например, о предполагаемом количестве выплавляемой стали в следующем финансовом году в данной стране. Это количество может привести несовершенный ум к необоснованному заключению о тенденциях производства, например, оружия в данной стране.

Собственно, подобный заказ и давался ведущим аналитикам правящим аппаратом в бывшем Советском Союзе. Этим занимался огромный штат специалистов по планированию и прогнозированию. Только для составления прогноза на 1986-2005 гг. было подготовлено свыше 50 томов материалов. И лишь ведущие аналитики с широким мышлением могли из всей этой огромной массы статистической информации вывести более или менее правдоподобную картину будущего, которая не отличалась большим оптимизмом для советской экономики. Видимо, наиболее убедительным прогнозом был тот, который представлял достаточно мрачную картину экономических тенденций. Видимо, также именно поэтому для изменения негативных тенденций были воплощены в жизнь кампании, вначале «ускорение научно-технического прогресса», а затем и «перестройка». Надо полагать, что менеджмент советской экономики предвидел возможный будущий ее крах. Экономические тенденции последних предперестроечных лет и десятилетий должны были лечь в основу одного из сценариев возможного развития. Один из ведущих специалистов по прогнозу советской экономики в тот период времени, академик А.Г. Аганбегян на основе огромного исследовательского материала говорит об этом так: «Если такой сценарий сделать применительно к нашей стране, положив в его основу социально-экономические тенденции за последние 15 лет, то картина будет тяжелая. Негативные тенденции, проявляющиеся в экономическом развитии страны в этот период, вызовут стагнацию, кризис, снижение жизненного уровня населения» [10] . Мягко было сказано академиком, видимо, чтобы не очень сильно огорчать правителей.

Заблуждением является представление, бытующее среди политиков, что, чем больше информации, чем больше цифр и фактов, тем лучше окажется прогноз. Госплан в бывшем Советском Союзе обладал полной статистической информацией о количестве населения, о ресурсах, о количестве засеянных площадей. Однако осенью, в период сбора урожая, государственной внешнеторговой организации «Экспортхлеб» делался заказ на покупку зерна за рубежом, поскольку собранное на полях страны количество никогда не совпадало с контрольными цифрами Госплана.

В 90-е годы в проблематике прогноза выявились новые аспекты, которых не было ранее. Во-первых, были приняты различные законодательные акты, касающиеся прогнозирования и программирования (см., например, Закон № 159-ФЗ «О государственном прогнозировании и программах социально-экономического развития Российской Федерации» от 9 июля 1999 г.). По этим законодательным актам, прогнозы должны включать количественные показатели и качественные характеристики макроэкономики. Во-вторых, в составлении прогнозов в 90-е годы появилась определенная специфика. Как пишет В. Ивантер, «с точки зрения макроэкономической динамики в нашей стране традиционными являются задачи среднесрочного и долгосрочного прогнозирования на временных интервалах 5-7 лет и более 15 лет. До 1991 г. краткосрочные прогнозы не входили в сферу интересов научных учреждений, профессионально занимающихся прогнозированием, поскольку их задачей было не просто прогнозирование вообще, а прогнозы развития национальной экономики, народного хозяйства, и на макроэкономическом уровне не требовались краткосрочные прогнозы. Экономика в нашей стране была плановой, поэтому на макроуровне не было проблем краткосрочного прогнозирования, но только оценка хода выполнения плана; этим и занимались ученые. После 1991 г. появилась вполне содержательная проблема, которая связана с тем, что возникло новое поле исследования - поле краткосрочных прогнозов. Начались принципиальные работы по прогнозированию процессов текущей конъюнктуры» [11].

Полная статистическая и фактическая информация о прошлых (прошедших) событиях не является достаточным основанием для того, чтобы прогноз оказался достоверным более чем на 80 %. Аналитикам требуется еще и интуиция. Прогноз любого развития - это не наука; он выходит за рамки науки. Он может иметь онаученную форму. Но это не меняет существа дела. Он, так же, как и результат того или иного научного исследования, результат опыта, в ходе которого исследователь получил положительный или неожидаемый отрицательный эффект, находится за пределами науки. Как продукт создателя, являющийся результатом его деятельности, но не составляющий сущности самого создателя, точно так же и прогноз. Он может быть результатом научного исследования, но не составляет его содержания.

В любом прогнозе нельзя увлекать себя фактами, но необходимо ощутить, если хотите, почувствовать инстинктом, тенденции развития. У прогноза должен быть широкий кругозор. Мы не можем знать свое будущее, иначе оно перестает быть «будущим», но мы можем предполагать вероятные сценарии (варианты) развития нашего будущего.

Здесь необходимо сказать еще об одном аспекте, касающимся экономического прогноза. Серьезные аналитики никогда не связывали и не связывают экономический прогноз с идеологией. Поскольку они понимают, что те или иные тенденции экономического давления заставят со временем измениться и идеологии правящего режима. Так, например, перед решением вопроса о предоставлении финансовой помощи для осуществления экономических реформ в СССР в 1991 г. аналитики Международного валютного фонда в качестве критериев оказания внешней помощи со стороны МВФ на первый план выдвигали, прежде всего, конкретные экономические программы: либерализация цен, снятие рамок по действию внутренней и внешней конкуренции, осуществление прав собственности, поощрение частной инициативы и т.д. [12]. Экономист, естественно, поймет, что осуществление даже таких, на первый взгляд, «невинных» экономических мер, приведет к коренному изменению режима власти, к перераспределению менеджмента экономикой между административным центром ее управления к локальным, региональным и даже местным центрам управления.

Конечно, идеологи и политики при этом будут говорить, что при такой экономической помощи произойдет развал «державы». И они будут правы. Поскольку при этом действительно будут происходить глубинные процессы перераспределения власти, менеджмента и в одной и той же (территориально) стране может произойти смена политического режима и всего общественного строя. Это закономерно. Поскольку именно экономическая деятельность населения, осуществляющаяся в тех или иных социальных, правовых пределах, и формирует, в конечном итоге, тот или иной политический режим. Насильственным путем можно задать таковой режим заранее. Но всякое насильственное действие со временем получает адекватную реакцию, порожденную инстинктом выживания населения страны. Это и было доказано всем существованием СССР и его концом. Так называемый развал СССР есть не что иное, как адекватная реакция народов, его населяющих, на попытку политиков искусственно втиснуть тенденции их развития в определенные идеологические и политические рамки. Чем больше центростремительные усилия политиков по созданию мощной или сверхмощной «державы», тем сильнее центробежная реакция народов, ее населяющих. Это было известно мыслителям еще в Х V ??? веке. «Для всякого Политического организма есть свой максимум силы, который он не может превышать и от которого он, увеличиваясь в размерах, часто отдаляется. Чем более растягивается связь общественная, тем более она слабеет; и вообще Государство малое относительно сильнее большого… Одни и те же законы не могут быть пригодны для стольких разных провинций, в которых различные нравы, совершенно противоположные климатические условия и которые поэтому не допускают одной и той же формы правления… Правители, обремененные делами, ничего не видят собственными глазами – Государством управляют чиновники. И вот уже необходимы особые меры для поддержания авторитета центральной власти, потому что столько ее представителей в отдаленных местах стремятся либо выйти из подчинения ей, либо ее обмануть; эти меры поглощают все заботы общества; уже нет сил заботиться о счастье народа; их едва хватает для защиты его в случае нужды; так организм, ставший непомерно большим, разлагается и погибает, раздавленный своею собственной тяжестью» [13].

* * *

Итак, подведем краткие итоги. Во-первых, представляется, что экономический прогноз возможен. Но он не есть предсказание, которое стоит вне науки. Он есть описание существующих тенденций, наблюдаемых ныне, и возможных альтернатив их динамики. Во-вторых, он требует определенной формализации исследовательского процесса, т.е. создания определенных моделей и применения определенных методик, адекватных исследуемым процессам. В-третьих, доброкачественный прогноз тенденций развития необязательно предполагает огромный массив статистических данных; здесь самое главное нащупать, уловить наиболее важные тенденции. И, наконец, чаще всего наиболее истинным оказывается прогноз, касающийся не краткосрочных и локальных экономических событий, а таких, которые затрагивают динамику поведения огромных масс населения и выходят за рамки десятилетий. Видимо, это связано с тем обстоятельством, что в достаточно длительные промежутки времени и при участии в процессах огромных масс населения сходит на нет, размывается влияние на эти процессы субъективного фактора, волевое действие участников процесса, который тем самым приобретает более или менее объективный характер и потому поддается более точному прогнозированию.

Литература

1. См.: Лопатников Л.И. Экономико-математический словарь. Словарь современной науки. Изд. 4-е, перераб. и доп. М.: «АВ F », 1996; Стратегическое планирование. Под ред. Э.А.Уткина. М.: Ассоциация авторов и издателей «ТАНДЕМ», Экмос, 1998; Бетяев С.К. Научный прогноз: сущность и возможности. Вестник Московского ун-та. Сер. 7. Философия. № 2, 1999.

2. Черныш Е.А. Прогнозирование и планирование: Уч. пос. М.: Приор, 1999.

3. Прогнозирование и планирование в условиях рынка: Уч. пос. для ВУЗов. / Под ред. Т.Г.Морозовой, А.В. Пикулькина. М.: Юнити-Дана, 1999.

4. Эрлих А.А. Технический анализ товарных и финансовых рынков. Прикладное пособие. 2-е изд. М.: Инфра-М, 1996.

5. Гольцберг М.А., Клотий В.М. Прогнозирование тенденции экономического развития. – Киев: Наукова думка, 1989; Баканов М.И., Шеремет А.Д. Теория экономического анализа: Учебник. 3-е изд., перераб. – М.: Финансы и статистика, 1995.

6. См.: Славкина М.В. Метод сравнения макроэкономических показателей как средство выявления динамики развития народного хозяйства // сайт: www.hist.msu.ru/Science/LMNS2002/44.htm .

7. См.: Смирнов С. Система опережающих индикаторов для России // Вопросы экономики, 2001. № 3,; так же сайт: www.finansy.ru/publ/pmacro002.htm

8. См.: там же.

9. Там же.

10. Аганбегян А.Г. Советская экономика – взгляд в будущее. М.: Экономика, 1988, с. 235.

11. Ивантер В. Экономическое прогнозирование в России: реальность и перспективы / Социально-экономические проблемы переходного общества: Из практики стран СНГ. – М.: Наука, 2000, с. 105.

12. Экономика СССР. Исследование состояния экономики СССР по запросу участников Совещания в Хьюстоне. – Международный фонд «Культурная инициатива», 1991, с. 97.

13. Руссо Ж.Ж. Трактаты. М., 1969, с. 184.

Обсудить на форуме